АльфаОмега

база знаний!

Приветствую Вас, Гость | RSS
...
Форма входа
Логин:
Пароль:


1с бухгалтерия [12]Английский язык [6]
Банковское дело [22]Безопасность жизнедеятельности [12]
Биология [3]Бухгалтерское дело [166]
Бухгалтерский учет [129]Информатика [91]
Инновационный менеджмент [12]История экономики [80]
История экономических учений [162]Концепции современного естествознания [54]
Конфликтология [18]Культурология [45]
Линейная алгебра [72]Линейное программирование [7]
Макроэкономика [43]Маркетинг и реклама [68]
Математическая статистика [21]Математический анализ [50]
Менеджмент [141]Микроэкономика [39]
Мировая экономика [85]Моделирование портфеля ценных бумаг [19]
Основы предпринимательства [44]Отечественная история [39]
Политология [27]Правоведение [74]
Прикладные программы [21]Психология и педагогика [159]
Региональная экономика [81]Социология [57]
Теория вероятностей [53]Теория оптимального управления [3]
Управление организацией [35]Физическая культура [42]
Философия [157]Финансовый анализ [99]
Финансы и кредит [236]Численные методы [8]
Эконометрика [15]Экономика предприятия [70]
Экономико математическое моделирование [48]Экономическая география [69]
Экономическая теория [99]Экономическая политика [23]
Юриспруденция [20]Другие предметы [39]

Культура России 17 века



  1. Введение
  2. Развитие образования. Первые научные произведения в России
  3. Литература, обмирщение литературы, оформление светских видов и жанров в литературе
  4. Развитие архитектуры. Оформление стиля русского барокко. Новые направления в живописи. Научные произведения в России 17 века
  5. Заключение
  6. Список Литературы

Введение

XVII в., являясь периодом быстрого развития древнерусской культуры, в то же время был веком ее завершения. Сохраняя основные черты традиционного уклада, русское общество начинает трансформироваться в направлении, которое в последствии найдет свое наивысшее выражение в реформах Петра Великого. Россия стояла на пороге нового времени. В культуре отчетливо выделяются две тенденции: проникновение западноевропейских влияний и прогрессирующий процесс обмирщения (секуляризации), т. е. освобождения от господства церкви. Русская культура - это, по выражению Д.С. Лихачева, «громадное разнообразие возможностей, идущее от множества истоков-учителей. Среди последних - дохристианская культура восточных славян, являвшаяся комбинацией многих центров Киевской Руси и послужившая основой русской культуры, свобода (прежде всего внутренняя, осознаваемая и как творчество, и как разрушение) и, конечно, широкие иностранные влияния и заимствования». 

Кроме того, в нашей культуре трудно найти период, когда бы все ее сферы развивались равномерно. В то же время русская культура в каждом веке и на протяжении нескольких веков - это единство: каждая из ее сфер обогащает другие, подсказывает им новые ходы и возможности, сама учится у них.

Проникновение идей и форм европейской культуры, идейные споры, приведшие к расколу, церковное искусство, утрачивавшее тягу к глубине, постижению сущности, весьма характерны для нового столетия. Появляется неудержимое стремление к описательности, декоративности. Художественное творчество из священного занятия превращается в ремесло. Слабеют связи, соединяющие искусство с другими сферами культуры, т.е. теряется единство средневековой духовной сферы. XVII в., являясь периодом быстрого развития древнерусской культуры, в то же время был веком ее завершения. Сохраняя основные черты традиционного уклада, русское общество начинает трансформироваться в направлении, которое в последствии найдет свое наивысшее выражение в реформах Петра Великого. Россия стояла на пороге нового времени. В культуре отчетливо выделяются две тенденции: проникновение западноевропейских влияний и прогрессирующий процесс обмирщения (секуляризации), т. е. освобождения от господства церкви.

Вершиной кризиса средневековой идеологии стала реформа патриарха Никона и возникновение старообрядчества. Церковная реформа явилась отходом не только от средневековой культуры, но и от отечественной, традиционной: от самобытного типа культуры страна не отказывалась, но внимательнее учитывала западные тенденции.

Семнадцатый век занимает особое место в истории России феодального периода. Господствовавший веками феодально-крепостнический строй еще более укрепился в XVII столетии. Примерно XVII в. датируется начальная стадия зарождения буржуазных связей в недрах феодально-крепостнического строя. Развитие городских посадов, прогресс общественного разделения труда, рост товарного производства и обращения были условиями и проявлениями начинающихся изменений в общественно-экономической жизни России. Новые явления в области культуры затронули, прежде всего, города. Сосредоточение больших масс населения в крупных по тому времени городах, развитие торговли общение с другими странами подрывали вековую замкнутость, вели к расширению кругозора людей. Активная роль человека проявлялась в занятии торговлей. Начало промышленного производства, поиски полезных ископаемых, далекие походы в Сибирь и в другие районы значительно расширили кругозор русских людей в XVII веке. Светские элементы в культуре XVII века становятся заметными, они проникают и в церковное зодчество и живопись, и в прикладное искусство.

События первого десятилетия XVII в. привели к разорению значительной территории Российского государства и подрыву его материальной культуры. Военные действия того времени тяжело отразились на положении многих городов и сел. Главной отраслью народного хозяйства оставалось земледелие. Орудиями земледельческого труда также были прежними - сохи, бороны, косы, серпы, плуги.

В области ремесленного производства произошли значительные сдвиги. Как прежде существовала домашняя промышленность в крестьянском хозяйстве, производившая холсты, канаты, сермяжные сукна, обувь, одежду, посуду, рогожи, деготь и другие предметы. Но в городах, особенно наиболее крупных, отчетливо определяется процесс массового превращения ремесла в мелкотоварное производство. Более того, в XVII в. возникли первые русские мануфактуры, что привело к значительному обогащению материальной культуры.

Развитие образования. Первые научные произведения в России

Серьезные изменения происходят в XVII в. в системе образования. Причем эти изменения носят не только количественный, но, что очень важно, качественный характер: на смену традиционному древнерусскому ученичеству (индивидуальному обучению у наставников) приходят настоящие учебные заведения.

Обычно дети и подростки обучались грамоте у духовных лиц, подьячих или родителей, причем женщины, как правило, даже в семьях знати оставались неграмотными. Возможность печатного издания учебных пособий значительно улучшала условия обучения грамоте. Характерно, что печатавшиеся в Москве дешевые (по 1 копейке) буквари пользовались широким спросом. Изданные в 1651 г. 2400 экземпляров "Азбуки" патриаршего дьякона Василия Бурцева были распроданы за один день. В конце столетия (1692 г.) появляется иллюстрированный букварь Кариона Истомина, известного также своими поэтическими произведениями, продолжавшими панегирическую традицию Симеона Полоцкого. Букварь был снабжен картинками, подобранными по хорошо знакомому современному человеку принципу: изображение буквы пояснялось изображениями предметов, название которых с нее начиналось.

В 40-х г.г. XVII в. один из видных правительственных деятелей - Ф.М. Ртищев пригласил из Киева около 30 ученых монахов для организации школ в Андреевском монастыре. Молодые дворяне и сам Ртищев стали обучаться греческому и латинскому языкам, риторике, философии. Многие представители знати косо смотрели на школу Ртищева. Считалось, что в самой латинской грамоте заключалось "еретичество". Тем не менее частные школы все же существовали и возникали вновь. Епифаний Славинецкий возгалвил греколатинскую школу в Чудовом монастыре. В 60-х г.г. священик Иван Фомин на свои средства построил школу в Барашах при Введенской церкви. В 1665 г. открылась школа в Заиконоспасском монастыре, во главе которой стал Семен Полоцкий. В этой школе обучали подьячих русской грамматике и латинскому языку. Спустя два года открылся "гимнасион" (приходская школа) при церкви Иоанна Богослова в Китай- городе. В 1680 г. была основана школа при Печатном дворе. Монах Тимофей учил в этой школе греческому языку 30 учеников, набранных при ее открытии.

Первые частные школы в Москве подготовили основание в 1687 г. Славяно- греко-латинского училища (академии) во главе с учеными греками Иоанием и Софронием Лихудами. Это было первое учебное заведение, ставившее своей целью широкое образование. Славяно-греко-латинская академия открывалась для людей "всякого чина, сана и возраста" и предназначалась для подготовки высшего духовенства и чиновников государственной службы. Обучение в Академии включало в себя прохождение курсов греческой грамматики, поэтики, риторики, философии. Академия сыграла большую роль в развитии русского просвещения в конце XVII в. и первой половины XVIII в. В XVII веке в России среди помещиков было 65% грамотных, купечества 96%, посадских людей - около 40%, крестьян - -15%, стрельцов, пушкарей, казаков - 1%.

Распространение грамотности и просвещения в России подрывало вековое господство религии и церкви, все более расходилась по рукам светская литература и иностранных сочинений. XVII в. занял важное место в истории русского просвещения.

Литература, обмирщение литературы, оформление светских видов и жанров в литературе

Историки завершают средневековый период развития русской литературы 17 веком, когда новые иностранные влияния в полной мере сказались на содержании и форме произведений. В литературе XVII столетие – время отмирания многих незыблемых традиций. Наиболее выразительное новшество – проникновение в литературу заведомого вымысла. Классическая древнерусская литература предыдущих столетий его не знала. В ней действовали исторические личности – митрополиты, князья, бояре, и, следовательно, любой сознательный вымысел был невозможен, ибо в историческом повествовании он означал бы ложь. Книжное письмо считалось слишком серьезным и священным, чтобы заниматься развлекательными выдумками, для этого существовали устные «побасенки». Теперь же сфера литературного творчества расширяется, во многом за счет фольклора. Появляются произведения, герой которых – мелкий служилый дворянин или купец. Относительно этих безвестных персонажей вымысел считался допустимым. Похождениям дворянского сына посвящена «Повесть о Фроле Скобееве», отличающаяся занимательностью повествования, напоминающего сюжеты средневековых западноевропейских «плутовских» романов. В нем любовная история переплетается с рассказом о плутовстве молодого дворянина, которыми он в конечном итоге обеспечивает себе безбедное существование и высокое положение в обществе. В «Повести о Савве Грудцине» главный герой – сын богатого купца. Его история напоминает историю Фауста: Савву в приключениях сопровождает и направляет сам дьявол. Правда, в отличие от доктора Фауста, малограмотный Савва попадает под власть беса сам того не понимая. Беспутный купеческий сын предается разврату, игнорирует слезные увещевания родителей, принимает участие в Смоленском походе, где с помощью все того же беса демонстрирует большие успехи в военном деле. Однако вслед за удовольствиями и славой приходит расплата – Савва заболевает. От «бесовских мучений» его спасает сама Богородица. Жизнь свою Савва заканчивает в монастыре «в посту и молитвах».

Подобного рода литература была популярна, прежде всего, в демократической среде. Помимо развлекательного и нравоучительного, в ней была сильна сатирическая, обличительная составляющая. Наиболее ярко она проявилась в «Повести о Шемякином суде» и «Повести о Ерше Ершовиче» – произведениях, в которых высмеивались судебные порядки и продажность судей. «Повесть о Ерше Ершовиче» – пародия на судебную тяжбу. Сын боярский Лещ «бьет челом» на «Ерша сына Щетинникова». В рыбьем царстве все как у людей: имеются и свои лжесвидетели (Сельдь), и корпоративная солидарность «рыбьей аристократии», а о Леще устами Сельди даже говорится, что он «человек добрый, христианин Божий». Судья – «Сом с большим усом» – за взятку решает дело в пользу Леща. Мелкой, но колючей рыбке Ершу остается только плюнуть в глаза судьям и сбежать.

В XVII в. появились первые записи фольклора, дошедшие до нас, благодаря чему мы имеем более конкретное представление о народном творчестве того времени. Семнадцатый век с его острыми социальными конфликтами и длительной борьбой России против внешних врагов был временем значительного подъема народного творчества. Характерно широкое распространение исторических песен, проникнутых чувством глубокого патриотизма. Продолжали быть популярными различные былины, песни, сказки, сложенные еще в предыдущее время.

Весьма интересны пословицы, записанные в особых сборниках конца XVII века. В пословицах ярко воплощалась народная оценка человеческих качеств и общественных отношений. Недаром многие из них дожили до наших дней, как, например: "баснями соловья не кормят", "взялся за гуж не говори, что не дюж". Народные пословицы отразили критические отношения простых людей к церковникам и церковным обрядам: "из одного дерева икона и лопата", "молебен нет, а пользы нет". Для XVII века характерна насмешка над людьми, не желающими учиться грамоте: "Аз, буки, веди страшат, что медведи". В пословицах отражалось недоверие крестьян к феодалам: "в боярский двор ворота широки, а со двора узки", "обещать - по-дворянски, а слово держать по-крестьянски"; протест против притеснений властей: "наказал бог народ - послал воевод", лошадь любит овес, земля - навоз, а воевода - привоз"; возникающее в народе сознание своей силы: "холопье слово, что рогатка". Одним из любимых героев произведений народного творчества стал вождь крестьянской войны Степан Тимофеевич Разин. Вокруг его имени уже в XVII веке стали складываться многочисленные легенды, песни сказания. Степан Разин наделялся богатырскими чертами, оказывался "заговоренным от смерти". Древние былины перерабатывались, и Степан Разин оказывался в одном кругу былинных героев, вместе с Ильёй Муромцем. Более того, в некоторых вариантах былин Илья Муромец оказывался есаулом на корабле Разина. Народные песни рисуют восстание как праздник:

На матушке Волге праздник -
Сходись, голытьба, на праздник.
Готовьтесь, бояре на праздник.

Очевидно, народное творчество XVII в. приобрело антицерковные тенденции. Оно стало сильнее оказывать влияние на письменную литературу. Народное творчество явилось настоящей основой развития демократического, светского направления в литературе XVII века. Усиление влияние народного творчества на литературу имело одной из важных своих предпосылок значительное расширение количества грамотных людей в семнадцатом веке.

Серьезная, «высокая» литература XVII в. представлена сочинениями, посвященными более традиционным для древнерусской культуры темам. Большой отклик вызвал кризис Смутного времени. Самыми яркими из произведений, описывающих этот сложный для истории России период, являются «Сказание» Авраамия Палицына, отразившее взгляд непосредственного участника событий, во многом пристрастного, но умного и наблюдательного и содержащая официальную точку зрения «Летописная книга», написанная князем И. М. Катыревым-Ростовским в 1626 г.

Представителем придворного направления в литературе был воспитатель детей царя Алексея Михайловича, выпускник Киево-Могилянской академии Симеон Полоцкий (Самуил Емельянович Ситнианович-Петровский, 1629–1680). С именем Полоцкого связано появление в литературе новых жанров – силлабической поэзии и драматургии. Симеон выступает в качестве первого придворного поэта. Его стихи – торжественные, несколько тяжеловесные, явились прообразом хвалебной оды. В центре композиции образ царя-самодержца, являющегося живым воплощением политического могущества и славы России («Орел Российский»). Помимо панегирических сочинений, Симеон Полоцкий писал вирши на самые разнообразные темы. Будучи сторонником просвещения, многие свои произведения он посвящал обличению разнообразных пороков (пьянства, гордыни, алчности) и демонстрации наглядных положительных примеров. Заинтересованность Симеона вопросами воспитания видна и в его пьесе, основой которой послужила Библейская история – «Комедия притча о блудном сыне», посвященная, по сути, проблеме отцов и детей.

К тому же направлению может быть отнесено творчество хорвата Юрия Крижанича (1618–1683), прибывшего в Россию в 1659 г. Европейски образованный человек, магистр философии, в своем фундаментальном трактате «Беседы о правлении» он большое внимание уделил «политической мудрости». По мнению Крижанича, наиболее предпочтительная форма правления – «самовластие», при этом он считал, что правитель должен быть мудрым человеком и окружать себя умными советниками. В этом Крижаничу виделся залог покоя и согласия в стране.

Ярким примером обмирщения русской культуры может служить трансформация, которую претерпел житийный (агиографический) жанр. Возникают жития, значительно отступающие от сложившегося трафарета: таково, например, «Житие Юлиании Лазаревской» (Ульянии Осорьиной), написанное ее сыном, муромским дворянином Калистратом Осорьиным. Произведение сочетает в себе черты жития и биографической повести: главной героиней выступает, что совершенно нехарактерно для агиографической литературы, светская женщина, жена служилого дворянина, которая даже перед смертью не приняла пострига. Природа ее святости не в суровом подвижничестве, а во всеобъемлющей доброте и любви к людям, ее аскеза – не самоистязание, а деликатный отказ от преимуществ, которые давала принадлежность к господствующему классу. Ульяния в голодные годы помогает обездоленным, кормит, недоедая сама. Стойко переносит жизненные невзгоды, смерть детей. Это совершенно новый образ, демонстрирующий возможность достижения святости не только за стенами монастыря, но и в гуще повседневных забот, обыденных дел, которыми наполнена жизнь хозяйки большого дома.

Еще более необычным является «Житие протопопа Аввакума», написанное им самим. С классическим житием это произведение связывает, пожалуй, только название. В реальности это автобиография самого влиятельного и яркого вождя старообрядческой оппозиции Аввакума (1620 – 1682), написанная живым, почти разговорным языком, совершенно нехарактерным для велеречивой официальной богословской литературы того времени. Писалось «Житие» во время его многолетнего заключения в земляной тюрьме в Пустозерске, куда он был заключен за сопротивление церковным реформам, проводимым патриархом Никоном. Повествование ведется от первого лица. С необыкновенной силой и тонкой самоиронией протопоп рисует свои злоключения: побои, и ссылку в Сибирь, и всевозможные притеснения, чинимые ему «сильными мира сего». Характерная черта Аввакума – чувство своего огромного духовного превосходства. Яростно клеймит он своих врагов, прежде всего, конечно, своего бывшего друга по кружку высокообразованной московской интеллигенции («Кружок ревнителей благочестия» Стефана Вонифатьева), а ныне патриарха Никона – «носатого и брюхатого борзого кобеля», «адова пса» и даже «плутишку».

Сторонники Аввакума, составили оппозицию – «староверов», как они называли себя сами или «раскольников», как именовали их представители официальной церкви. Борьба была ожесточенной – официальной церкви так и не удалось полностью искоренить инакомыслие. Часто идеи староверов становились идеологическим знаменем народных волнений против угнетения.

Развитие архитектуры. Оформление стиля русского барокко. Новые направления в живописи

В развитии архитектуры XVII в. можно выделить три этапа. В начале века общий характер архитектуры еще мало отличался от зодчества конца XVI в. Характерной чертой второго этапа, охватывающего середину столетия, является подчеркнутая декоративность, нарядность и многоцветность архитектурного убранства. Патриарх Никон запретил строить популярные в XVI в. шатровые храмы как неканонические, отличающиеся от греческих образцов. Специальными распоряжениями зодчие обязаны были вернуться к традиционной крестово-купольной схеме. Однако архитекторы легко обходили запрет. Была найдена новая возможность использовать излюбленный архитектурный элемент – шатрами увенчивались колокольни. В результате появлялись замечательные по красоте постройки затейливой, асимметричной, «сказочной» архитектуры. Таковы, например, церковь Троицы в Никитниках (1634 г.) и церковь Рождества Богородицы в Путинках (1652 г.) Третий этап начинается в 90-х гг. XVII в. В русской архитектуре происходят существенные изменения. Появляется новый стиль – «нарышкинское барокко», получивший свое название потому, что главными заказчиками построек, выполненных в этом стиле, были родственники второй жены царя, матери Петра I Натальи Кирилловны Нарышкиной. Характерной чертой этого стиля было использование в декоре элементов, напоминающих формы западноевропейского стиля барокко. Однако барочным в прямом смысле слова зодчество 90-х гг. XVII в. назвать нельзя – влияние европейской архитектуры ограничивалось внешним оформлением зданий, не затрагивая самой конструкции. Помимо западных традиций в «нарышкинском барокко» давала себя знать и русская деревянная архитектура. Наиболее ярким примером «нарышкинского барокко» является церковь Покрова в Филях (1693 г.), в которой традиционная для русского деревянного зодчества форма ярусного храма сочетается с западноевропейским по стилю декором. От XVII в. до нашего времени дошли прекрасные деревянные храмы. Широко известен архитектурный комплекс Кижи.

Помимо храмового строительства ведется строительство светских зданий. Надстраиваются шатры над башнями московского Кремля. В 30-х гг. на территории Кремля был сооружен каменный Теремной дворец (арх. Бажен Огурцов, Антип Константинов, Трефил Шарутин, Ларион Ушаков), а конце 60-х – загородная царская резиденция – деревянный дворец в селе Коломенском (не сохранившийся до сегодняшнего дня), который, по отзывам современников, своей нарядностью напоминал «игрушечку, только что вынутую из шкатулки». За царем тянулась состоятельная часть общества. До сегодняшнего дня сохранились каменные палаты Аверкия Кириллова в Москве (1657).

В живописи XVII в. можно выделить несколько направлений. Продолжает существовать иконописная традиция, ориентированная на повторение живописной манеры великих мастеров прошлого Андрея Рублева и Дионисия – так называемая «годуновская» школа, представители которой работали по заказам царского двора и представляли тем самым «официальное» направление в искусстве. В то же время возникает новое художественное явление – так называемая «строгановская» школа, получившая свое название по имени купцов Строгановых, владевших огромными денежными и земельными богатствами и выступавших в качестве меценатов-заказчиков. Отличительная особенность икон строгановской школы – это их непревзойденное изящество и утонченная изысканность рисунка. Иконы строгановского письма, обычно небольшие по размерам, были рассчитаны на знатоков и ценителей. Мастера стремились к тщательной проработке мелких деталей, к тому, чтобы икона прежде всего была красивой. Известным мастером строгановской иконы был Прокопий Чирин.

Самое значительное, поистине революционное направление в иконописании было связано с именем царского изографа Симона Федоровича Ушакова (1626 – 1686). Он отказался от идущей еще из византийского искусства традиции изображения схематичных плоскостных бестелесных образов и стремился придать изображению сходство с реальной жизнью, добиться «живоподобия». Сюжеты икон, автором которых был Симон, вполне традиционны – это «Спас нерукотворный», «Троица» и т. д. Однако их решение было новаторским: ангелы его Троицы в отличие от рублевских кажутся вполне земными существами, лик Христа на иконе «Спас» – это скорее лицо, изображенное в объеме, с соблюдением анатомических пропорций. С художественной точки зрения работы Симона Ушакова проигрывают произведениям великих мастеров прошлого: в его «Троице» нет одухотворенности ангелов Андрея Рублева, его «Спас» очень уступает по выразительности «Пантократору» Феофана. С другой стороны, и до настоящей реалистической живописи ему было далеко – делались только первые шаги в этом направлении. В наследии Симона Ушакова ценно прежде всего само новаторство – мастеру удалось преодолеть многовековую традицию, ставшую уже шаблоном, его работы были предвестником зарождения искусства Нового времени. Симон Ушаков был не только художником, но и педагогом и теоретиком искусства. Свои воззрения на живопись он изложил в «Слове к любителю иконного писания».

Значительным явлением в изобразительном искусстве XVII в., знаменовавшем зарю нового времени, было возникновение портрета – парсуны. Парсуна еще очень похожа на икону, изображение еще во многом условно, но сквозь иконную схему в них уже проглядывают индивидуальные черты. Известны парсуны, изображавшие царей Ивана Грозного, Федора Иоанновича, князя Скопина-Шуйского.

Научные произведения в России 17 века

Со 2-й четверти XVI в. переводческая деятельность в Новгороде замирает и центром всех работ по переводу иностранных книг, как западно-европейских, так и греческих, становится Москва. Из трудов по всеобщей истории, переведенных в России в XVI - XVII вв., важно заметить, как имеющие отношение и к античности, следующие: "Хроника всего мира" Мартина Бельского (1495 - 1575 гг.). Написанная на польском языке, эта "Хроника" выдержала в XVI в. три издания (1550, 1554 и 1564 гг.) и тогда же была переведена на русский язык.50 Произведение это, по своему характеру, во многом напоминает наш "Хронограф": сходство между ними так велико, - и в компилятивном подборе источников, и в общем расположении материала, - что "оба эти памятника можно назвать однородными".Тем более легким было усвоение "Хроники" Бельского нашей литературой. Заметим, что в начале этого произведения, как и в нашем "Хронографе", много места отводилось рассказу о "четырех монархиях" - Ассиро-вавилонской, Персидской, Греко-македонской и Римской.

"Хроника чудес" Конрада Ликостена (умер в 1561 г.). Произведение это, написанное по латыни (заглавие подлинника - "Prodigiorum ac ostentorum chronicon"), было издано в Базеле в 1557 г. Оно было составлено по образцу сочинения римского писателя Юлия Обсеквента "О чудесных явлениях" (De prodigiis), однако, в отличие от этого последнего, включало в себя описание различных предзнаменований и чудес, случившихся не в одном только Риме, но во всем мире - от его "сотворения" и до времени жизни составителя. На русский язык это произведение было переведено в 1599 г. и имело такое название: "Кроника, сиречь летописец чудес великих небесных и земных от начала света до нынешних лет".

"О четырех великих монархиях" (De quatuor summis monarchiis) Иоанна Слейдана, также писателя XVI в. Это произведение было переведено в России, очевидно, уже в XVII в.

"Церковные летописи" (Annales ecclesiastici) Цезаря Барония (1538 - 1607 гг.). Сочинение это, содержавшее обзор церковной истории "от рождества Христа", неоднократно переводилось в России в XVII в., как с польского сокращения Петра Скарги, так и с латинского оригинала.

"Хронограф", приписываемый Дорофею, митрополиту Монемвасийскому (конец XVI - нач. XVII в.). Составленный на новогреческом языке, "Хронограф" этот кратко повествует о важнейших событиях "от создания мира" и в общем "мало чем отличается от русского "Хронографа". Он был издан впервые в Венеции в 1631 г., на русский язык переведен в 1665 г. по повелению царя Алексея Михайловича.

"Хрисмологион" (буквально - "толкование пророчеств"), составленный Паисием Лигаридом, митрополитом Газы, и переведенный на русский язык Николаем Спафарием в 1673 г. Это любопытное произведение, посвященное все той же теме о "четырех монархиях", включало в себя текст и толкование книги ветхозаветного пророка Даниила (где содержалось пророчество о четырех монархиях) и обзор соответствующих монархов - "халдейских", персидских и греческих царей, римских и византийских императоров, а также "кесарей римляно-немецких" (т. е. германских императоров).

Наряду с этими собственно историческими трудами известное значение в качестве источника сведений об античном мире могли иметь и другие переводные произведения, постольку, поскольку в них имелись ссылки на античные примеры или цитаты из сочинений античных авторов. К числу таких произведений относится, например, "Риторика", переведенная в конце XVI в. с какого-то латинского оригинала и известная во многих списках, начиная с 20-х годов XVII в.58начительно возрос в XVI и XVII вв. интерес к античной философии; отчасти это было вызвано усилившейся полемикой в церковных кругах, отчасти растущим интересом государственных деятелей к политическим теориям древних. В частности, есть много данных, свидетельствующих о том, с каким вниманием в это время читали, изучали и переводили Аристотеля.64 Правда, отношение к Аристотелю, как, впрочем, и к другим древним философам, было и в это время противоречивым: с одной стороны, они оставались символами языческой мудрости, с другой - их имена были тесно связаны с латинскою схоластикой, с западным католическим богословием, к которому православная церковь относилась с нескрываемой враждой. В XVI в. против увлечения "Аристотелевыми силлогизмами" выступал Максим Грек - знаменитый переводчик и богослов. С аналогичными предупреждениями по поводу "силлогизмов" в XVII в. выступал другой ученый монах Епифаний Славинецкий (умер в 1675 г.). Однако это не мешало тому же, например, Максиму хорошо знать античную философию и при случае использовать сочинения Аристотеля и ссылаться на его авторитет. Почитатель Максима князь Курбский также внимательно изучал произведения Аристотеля: "прочитах, разсмотрях физические и обучахся и навыках еттических", - рассказывает он о своем чтении Аристотелевых книг.

Насколько глубоко интересовались в России XVII века античностью и как умело использовали тогда достижения древней науки, в частности для развития собственной историографии, - об этом лучше всего можно судить по так называемому "Историческому учению" - в высшей степени любопытному сочинению, написанному неизвестным автором в царствование Федора Алексеевича (1676 - 1682 гг.). Сочинение это должно было служить предисловием к какому-то обширному труду по отечественной истории, задуманному, но так, по-видимому, и не совершенному, на рубеже 70-80-х годов XVII в. Впервые оно было опубликовано в 1871 г. Е. Е. Замысловским, а название "Историческое учение" дал ему С. Л. Пештич, который первым подверг этот памятник всестороннему анализу.

"Историческое учение" является "первым в России теоретическим обоснованием задач, стоящих перед историком и историческим сочинением". Свои мысли о пользе исторических знаний, о понятии и сущности истории, о качествах настоящего историка автор подкрепляет ссылками на виднейших ученых древности, часто цитируя или перелагая отрывки из их сочинений. Так, уже в самом начале, говоря о важности и пользе познания, автор ссылается на Аристотеля: "И для того крайнейший философ Аристотель написал (против этого места на полях стоит: "Метафизик, книга 1-я". - Э. Ф.), что все человецы естественно желают ведати и познати всех вещей, потому что тем ко искусству и к совершенству придут". Далее автор указывает на пользу именно исторического знания, и тут следуют ссылки на Цицерона и Фукидида: "пристойно от славного Кикерона именуетца история учительницу житии и свет истинный. Також и Фукидид, премудрый еллинский историк, имяновал историю вечное наследие, зане всегда разумные плоды и пребогатые рождает, и будучи в мире сем всегда тыеж советы и дела, и пременение частое меж дел и начальств, а житие наше будучи краткое, история научит нас искусством и случаем иных, прежде бывших, и сице от прешедших дел настоящее познаваем, а будущее разумом изобразует".

Заключение

Определяя основное содержание и направление историко-культурного процесса средневековой России, можно с полным основанием говорить, что эта культура уходила своими корнями в народное творчество и имела в нем главную питательную среду своего развития. В условиях феодального общества, крепостничества Россия обнаружила замечательные богатства творческих сил народа в культуре. Эти силы питали и культуру господствующих классов, которые использовали ее в переработанном виде в своих классовых целях.

Культура народа проникнута светлым чувством оптимизма, она жизнеутвержда- ющая по своему духу. Беспредельная самоотверженная любовь к родной земле, красота трудового и ратного подвига, высокое нравственное благородство, твердая вера в победу добра над злом, справедливости над неправдой и обманом и вместе с тем глубокая поэтичность, неистощимый юмор, меткое выделение типичных жизненных явлений, здравость и точность их оценок - все это характерно для произведений народного творчества феодальной эпохи. В той или иной степени, в разных формах эти замечательные качества народного творчества пробивали дорогу не только в литературе, но зодчестве, живописи.

Развитие русской культуры XVII века отразило свойственные этому времени особенности и противоречия. Они были обусловлены, в конечном счете, социально-политическими и экономическими процессами, проходившими на Руси. Феодальный способ производства с присущими ему консерватизмом в развитии производительных сил, господством замкнутого натурального хозяйства, слабо развитым обменом, традициями к сохранению политической системы феодальной раздробленности, замедлял также развитие культуры, формирование местных традиций и особенностей.

Несомненно, что на развитие русской культуры громадное влияние оказало господство религиозного мировоззрения. Церковь сыграла определенную роль и в распространении грамотности, и в развитии зодчества и живописи. Но в то же время церковь ревниво оберегала свои догматы и враждебно относилась к новым явлениям в культуре, являясь тормозом в развитии наук, технических знаний, литературы, искусства.

И тем не менее русская культура развивалась не изолированно от мировой культуры, обогащаясь ее достижениями и внося свой вклад в ее развитие.

Культурные достижения семнадцатого века вошли в круг неприходящих художественных ценностей нашей страны, они - части нашего национального богатства, славы и величия нашего народа. Древнерусское искусство представляет собой одну из существенных частей общемировой средневековой художественной культуры.

Список использованной литературы.

  1. Культурология. История мировой культуры.. Под ред. проф. А.Н.Марковой. Москва «Юнити» 1995 г.
  2. Авт.кол. М.Ю.Брандт, М.М.Горинов "Россия и мир",часть I изд. "Владос", Москва, 1994 г.
  3. А.В.Муравьев, А.М.Сахаров "Очерки истории русской культуры"
  4. журнал "Очаг" 5/6 1993 г. (выборочно)
  5. В.О.Ключевский "Русская история" в 3-х томах; изд."Мысль", Москва, 1993 г.
  6. С.Ф.Платонов "Учебник русской истории", изд. "Наука", Санкт-Петербург, 1994 г.
  7. Популярная художественная энциклопедия . В 2-х томах. Москва, Советская энциклопедия, 1986 г.



Похожие материалы
Ранние религиозные верования
Культура эпохи Возрождения
Шпаргалки по культурологии
Синтоизм в Японии
Наука в Средние века

Категория: Культурология | Добавил: alfa2omega
Просмотров:23523 | Загрузок: 314 | Рейтинг: 4.2/6
  
Всего комментариев: 0
 
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Шпаргалки

>Шпаргалки

ПОДЕЛИТЬСЯ