АльфаОмега

база знаний!

Приветствую Вас, Гость | RSS
...
Форма входа
Логин:
Пароль:


1с бухгалтерия [12]Английский язык [6]
Банковское дело [22]Безопасность жизнедеятельности [12]
Биология [3]Бухгалтерское дело [166]
Бухгалтерский учет [129]Информатика [91]
Инновационный менеджмент [12]История экономики [80]
История экономических учений [162]Концепции современного естествознания [54]
Конфликтология [18]Культурология [45]
Линейная алгебра [72]Линейное программирование [7]
Макроэкономика [43]Маркетинг и реклама [68]
Математическая статистика [21]Математический анализ [50]
Менеджмент [141]Микроэкономика [39]
Мировая экономика [85]Моделирование портфеля ценных бумаг [19]
Основы предпринимательства [44]Отечественная история [39]
Политология [27]Правоведение [74]
Прикладные программы [21]Психология и педагогика [159]
Региональная экономика [81]Социология [57]
Теория вероятностей [53]Теория оптимального управления [3]
Управление организацией [35]Физическая культура [42]
Философия [157]Финансовый анализ [99]
Финансы и кредит [236]Численные методы [8]
Эконометрика [15]Экономика предприятия [70]
Экономико математическое моделирование [48]Экономическая география [69]
Экономическая теория [99]Экономическая политика [23]
Юриспруденция [20]Другие предметы [39]

Причины начала первой мировой войны



1. Введение. Причины начала первой мировой войны.
2. Внешняя политика России накануне Первой мировой войны
2.1 Интересы России на Ближнем Востоке
2.2 Международное положение России к февралю 1914
2.3 Россия –покровительница славянских народов
2.4 Интересы России в Первой мировой войне
3. Подавления революционного движения
4. Заключение
5. Список литературы


Введение

Из ведущих империалистических держав накануне Первой Мировой войны Россия была на последнем месте. По длине железных дорог Российская империя вышла на второе место в мире ( после США ), а российский торговый флот находился на уровне Австро–Венгрии –традиционно сухопутной державы. По степени урбанизации Российская империя была на предпоследнем месте, наряду с Японией. По уровню грамотности Россия была самой отсталой страной. По финансово-экономическому потенциалу и по численности вооруженных сил Российская империя находилась на третьем месте, уступая США и Британской империи, а по величине военных расходов – на втором, уступая Германии. В целом же военно-технический потенциал Российской империи своеобразно отражал ее общую отсталость. По всем основным показателям оснащения вооруженных сил, как традиционным, так и новейшим, Россия не дотягивала даже до среднемирового уровня, значительно уступая армиям не только высокоразвитых индустриальных держав ( Германии, Франции), но и стран второго и третьего эшелона развития (Италия, Австро–Венгрия, Япония).
В дореволюционной историографии, когда над исследованием довлел тезис «о единой и неделимой» России, основное внимание уделялось объемным, количественным показателям, сравнимым с соответствующими данными других колониальных империй – Великобритании, Германии, Франции. Благодаря искусственному завышению роли России в мировом сообществе создавалась легенда о «русском паровом катке» – огромных вооруженных силах России, которые уже одной своей количественной мощью могли , подобно паровому катку, раздавить передовую в техническом отношении германскую армию. Этот миф в немалой степени способствовал вовлечению страны в оказавшийся гибельным нее мировой конфликт.

Внешняя политика России накануне
Первой мировой Войны
Интересы России на Ближнем Востоке

Поражение России на Дальнем Востоке и заключение соглашения с Великобританией, касающегося положения Центральной Азии , повысило интерес российской дипломатии к Ближнему Востоку. Великобритания оставила свои традиционные опасения относительно претензий России на захват Константинополя: она стала больше бояться такой угрозы со стороны Германии.
Это изменение во внешней политике стало очевидным после турецкой революции 1908 года. Осенью этого года державы центральной Европы начали дипломатическое наступление на Балканах. 6 октября (23 сентября) Австрия при поддержке Германии, объявила об аннексии Боснии и Герцеговины. Руководитель австрийского внешнеполитического ведомства барон Эренталь с высоким мастерством провел серию предварительных переговоров с министром иностранных дел России Извольским, который сам был немало удивлен таким шагом Австрии. Францию и Великобританию эти события тоже застали врасплох. Ни один из членов Тройственного согласия не хотел войны и не был к ней готов, а в сложившейся ситуации было очевидно, что любой действенный протест против акции Австрии чреват началом военных действий. Оставалось лишь признать случившееся как fait accomli.
Тем не менее, это событие повлекло далеко идущие последствия, выразившиеся в усилении гонки вооружений и военного соперничества между двумя блоками европейских государств. В 1911 году Германия вновь решила вспомнить о своих претензиях в отношении Марокко и послала канонерскую лодку «Пантера» в Агадир для защиты немецких интересов. На этот раз дипломатические шаги Антанты оказались более успешными, чем в 1908 году: единый фронт входивших в Тройственное согласие держав заставил немецкое правительство признать французский протекторат над Марокко.
В результате этих событий международная напряженность в Европе возросла. Особенно остро стоял вопрос о Балканах, которые уже давно называли «пороховым погребом» Европы.
Сами сербы не могли смириться с австрийской аннексией Боснии и Герцеговины, поскольку это означало полное господство Австрии на заселенных се6рбами территориях. Так как австрийское влияние в Боснии еще не было юридически закреплено, сербы надеялись на то, что славяне западных Балкан смогут объединиться. Аннексия 1908 года лишила их этой надежды и обострила национальные чувства сербов в отношении Австрии.
В этой ситуации после 1908 года российская дипломатия стала проводить курс на освобождение Балкан как от австрийского, так и от турецкого влияния, что послужило отчасти 
причиной начала первой мировой войны. К 1912 году эта цель, казалось, уже была достигнута. Четыре балканских государства- Сербия, Черногория, Болгария и Греция_ объединились против Турции. Балканская война ,закончившаяся победой этого союза, лишила Турцию почти всех ее европейских территорий, населенных славянами и греками. Однако вскоре между членами самого этого союза вспыхнули разногласия, результатом которых стала разразившаяся в скоре война между Болгарией, с одной стороны, и Сербией и Грецией- с другой. На сторону последней встала Румыния. Болгария потерпела поражение и, оказавшись в одиночестве, стала искать новых союзников. Поскольку Сербии покровительствовала Антанта, Болгария решила искать поддержки у держав центральной Европы.
Таким образом, к 1914 году положение на Балканах коренным образом отличалось от ситуации начала века.
Болгария теперь выступала как союзница Австрии; Сербия и Румыния- России. Такая расстановка сил была в высшей степени нестабильной. Болгары рассчитывали на реванш в отношении Сербии и Румынии. Сербы стремились лишь к освобождению своих братьев по крови от австрийского господства, как раньше от турецкого. Националистические чувства сербов в любой момент могли явиться катализатором начала революции сербов в Австрии и, следовательно, причиной начала мировой войны. Именно в такой ситуации был предпринят ряд заговоров с целью убийства членов австрийского правительства.

Международное положение России к февралю 1914 г.

Международное положение России к февралю 1914года,когда определился исход кризиса из-за миссии Лимана фон Сандерса, характеризовалось следующими важнейшими моментами.
1. Резкое обострение и без того напряженных отношений с Германией. Имеется в виду «газетная война» обеих держав из-за миссии Лимана фон Сандерса, сопровождавшаяся требованиями пересмотра условий невыгодного для России русско-германского торгового договора 1904 г. ( срок действия которого близился к концу) в русской печати и требованиями превентивной войны против России в германской печати.
2. Напряженные отношения с Австро-Венгрией , за спиной которой стояла опять таки Германия. Антиавстрийская кампания в русской печати к 1914 г. Достигла высокой степени накала. Она подогревалась не менее ожесточенной антирусской кампанией в Австро-Венгрии, одним из проявлений которой были демонстративные судебные процессы над украинскими националистами в Львове. Австро-Венгрия рассматривалась в Петербурге как враг №1, которого назревавший внутренний кризис в любой момент мог побудить к активизации внешней политики на Балканах или непосредственно против России.
3. Ухудшение отношений с Англией из-за активизации английской экспансии в Тибете и особенно в Иране. Вопреки англо-русскому соглашению 1907 г., английское правительство, используя растущую напряженность отношений России с Германией и Австро-Венгрией и , следовательно, растущую необходимость для России дальнейшего сближения с Англией, фактически домогалась от Петербурга признания британского протектората над Тибетом и согласия на распространение концессий Англо-персидской нефтяной компании на весь Иран, включая и русскую «сферу влияния». Вместе с тем в Лондоне пытались укрепить английское влияние на шахское правительство к явному ущербу для влияния царизма, я также уклонялись от согласия на русский проект трансперсидской железной дороги, которому Петербург придавал большое значение. В итоге, по словам русского посла в Лондоне А. Бенкендорфа, струна англо-русских отношений «чересчур натянулась» и грозила разрывом. Это было еще одной причиной
начала первой мировой войны.
4. Осложнения в отношениях с Францией. К тому времени в Петербурге накопился длинный перечень обид и претензий к союзнице, связанных главным образом с противоречиями между обеими державами на Ближнем Востоке. Сюда входили возмущение позиции Франции на мирных переговорах в Бухаресте, завершивших вторую Балканскую войну (1913),когда Франция вместе с Англией и Германией стала на сторону Греции против Болгарии, поддержку которой в Петербурге считали необходимым условием воссоздания Балканского союза; недовольство позицией Франции во время русско-германского конфликта из-за миссии Лимана фон Сандерса, когда Франция фактически уклонилась от активной поддержки России, хотя приложила немало усилий для обострения её отношений с Германией; тревога в связи с попытками Франции добиться железнодорожных концессий в северо-восточной Анатолии, то есть в районе, прилегавшем к русско-турецкой границе, что грозило существенным ухудшением здесь экономических и, главное стратегических позиций России; кроме того, имелись серьезные трения в ходе шедших тогда франко-русских переговоров относительно конкретной реализации французских займов России на военные нужды и относительно способов приобщения Англии к франко-русскому союзу.
5. Явный проигрыш очередного тура борьбы за влияние в Константинополе. Превращения Турции после закрепления там миссии Лимана фон Сандерса по существу в протекторат Германии( как это расценивалось тогда в правящих кругах России) выдвигало на повестку дня русской дипломатии проблему предотвращения окончательного перехода контроля над черноморскими проливами в руки Германии. Вопрос о проливах приобретал новую остроту.
6. Укрепление отношений с Сербией после некоторого охлаждения отношений в период Балканских войн, когда в Белграде выражали недовольство курсом Петербурга на компромисс с Австро-Венгрией и поддержкой Болгарии. Неясность позиции последней побуждала русское правительство особенно дорожить отношениями с Сербией.
7. Укрепление отношений с Черногорией после серьезного охлаждения отношений в период Балканских войн, когда Черногория была лишена русской субсидии за то, что ее контроль Николай Негош начал войну против Турции, сорвав усилия русской дипломатии по сколачиванию Всебалканского союза на основе автономии Македонии (в рамках Оттоманской империи)с разделом этой области на сферы влияния между Сербией, Болгарией и Грецией; кроме того, непримиримая позиция короля Николая во время Скутарийского кризиса значительно осложнила компромисс с Австро-Венгрией, едва не вызвав преждевременного (с точки зрения Петербурга) столкновения с нею. Теперь король Николай нуждался в поддержке России, так как в Черногории росло движение за воссоединение с Сербией под скипетром враждебной Негошам сербской династии Карагеоргиевичей.
8. Начавшееся в период Балканских войн сближение с Румынией, правда, еще очень непрочное, потому что широкие буржуазно-помещичьи круги Румынии все более решительно выступали за ориентацию на Россию против Австро-Венгрии, а двор короля Кароля продолжал тянуть в сторону Тройственного союза.
9. Усиление борьбы с Австро-Венгрией за влияние в Софии с целью свержения проавстрийского правительства и возвращения Болгарии в лоно Балканского союза.
10. Наконец, продолжение сближения с Японией, обеспечивавшее тыл на случай войны в Европе. Этот процесс завершился, как известно, русско-японским соглашением 1916 г., явившимся по существу союзом между обеими державами.

Россия- покровительница славянских народов.

Австро-Венгрия, страдавшая внутренними недугами - "лоскутностью" национального состава населения, немецко-венгерским соперничеством, не обладала достаточными средствами для выполнения намеченных задач по ведению мировой войны. Но за спиной ее стояла могущественная Германия, поддерживающая ее в агрессивных начинаниях. Не только союзник, но и руководитель, послуживший началу второй мировой войны.
Об этом говорит тот факт, что еще в июне 1913 года Австрия решила зажечь мировой пожар нападением на Сербию и поставила в известность об этом берлинский кабинет министров, то из Берлина, считавшего данный момент неподходящим, пришел резкий ответ: "...Австро-Венгрия, из-за волнующего ее ...кошмара великой Сербии, не должна играть судьбами Германии". Таким образом без согласия Германии Австро-Венгрия не решалась начинать войну, т. к. поперек австро-германских путей стояла Россия, с ее вековой традицией покровительства балканским славянам, с ясным сознанием опасности, грозящей ей самой от воинствующего пангерманизма. Поперек этих путей стояли также и весьма серьезные политические и экономические интересы Англии и Франции.
28 июня 1914 года раздался сараевский выстрел, как следствие австрийского режима в захваченных Австро-Венгрией Боснии и Герцеговине, как следствие национально-освободительного подъема южных славян. Наследник Австро-венгерского престола, эрцгерцог Франц Фердинанд, при посещении города Сараево был убит студентом Гаврилой Принципом.
На другой день после убийства австро-венгерский канцлер Берхтольд писал венгерскому премьер-министру графу Тиссо о своем намерении "использовать сараевское преступление, чтобы свести счеты с Сербией". Но для этого нужны были согласие и помощь Германии. Поэтому австро-венгерский император Франц-Иосиф посылает письмо германскому императору Вильгельму, в котором цель предстоящего выступления определялась следующими словами: " Нужно, чтобы Сербия, которая является ныне главным двигателем панславянской политики, была уничтожена, как политический фактор на Балканах".
5 июля Вильгельм дал ответ австро-венгерскому послу в Германии - графу Сечени:
"Если бы дело дошло даже до войны Австро-Венгрии с Россией, вы можете быть уверены, что Германия с обычной союзнической верностью станет на вашу сторону... Если в Австрии признается необходимость военных действий, было бы жалко упустить столь благоприятный случай".
Значит, теперь момент считался подходящим.
Австро-Венгрии запутать в это дело сербское правительство не удалось, но здесь были замешаны сербские граждане.
19 июля австро-венгерское правительство окончательно решило вопрос о войне с Сербией.
23 июля Австрия предъявила Сербии ультиматум - вызывающий, оскорбительный, произведший повсюду ошеломляющее впечатление своим содержанием. Ультиматум, для выполнения которого было дано 48 часов, требовал, немедленного исключения со службы всех сербских офицеров и чиновников, имена которых будут указаны Австро-Венгрией, "как ведущих пропаганду против Австрии". Пункт 5-й требовал учреждения в самой Сербии "австро-венгерских органов для сотрудничества в подавлении революционных движений против монархии ( Австро-Венгрии ) ". Пункт 6-й - "допущения австрийских чиновников к производству следствия на сербской территории"и т.д.
Сербия приняла с небольшими оговорками восемь из девяти пунктов австрийских требований и только от 6-го отказалась. Ответ ее произвел всюду большое впечатление своей умеренностью и уступчивостью. Получив сербский ответ, австро-венгерская миссия, даже не запрашивая свое министерство, покинула Белград.
Россия делала ряд попыток непосредственными сношениями с Австрией склонить ее к возобновлению переговоров на базе сербского ответа, но встречала категорический отказ. Великобритания, поддержанная Францией и Италией, предлагала Берлину и Вене передать конфликт на обсуждение конференции четырех великих держав. Отказ.
Сербский королевич-регент Александр обратился к русскому императору с просьбой о помощи, вручая в его руки судьбу своей страны. Николай II ответил:
"...Пока остается хоть малейшая надежда на избежание кровопролития, все мои усилия будут направлены к этой цели. Если же... мы ее не достигнем ...можете быть уверены, что Россия ...не останется равнодушной к участи Сербии".
Было очевидно, что Россия в такой ситуации не оставит Сербию без поддержки и не будет безучастно наблюдать за тем как Австрия расправится с этим славянским государством. Все взоры маленькой, православной Сербии обратились к русскому императору, ведь со времён Петра I Россия играла роль покровительницы православных балканских народов. Отношение к России как к заступнице сербы выразили в своей пословице: "На небе - солнце, на земле - Россия". Николай II понимал, что заступничество России будет означать для него войну. Россия была не готова к войне. Но нравственный долг правителя великой державы, уже много веков бравшей под свою защиту малочисленные православные народы, требовал его вмешательства, иначе престижу России был бы нанесён непоправимый удар. В самой России сочувствие к Сербии буквально захлестнуло все слои населения. Поддержки Сербии требовали либеральная общественность, земские и городские самоуправления, военное командование и духовенство. Ясно было и то, что в случае объявления войны Франция встанет на сторону России против держав центрально-европейского блока. Позиция, которую займет в создавшейся положении Великобритания, была не столь очевидной ,и Германия, не без оснований, рассчитывала на то, что та не вступит в борьбу. Британская дипломатия и сам сэр Эдуард Грей стремились предотвратить развязывание войны, однако единственным действенным средством, к которой Англия могла прибегнуть в те трагические дни, было провозглашение полной солидарности Великобритании с позицией Франции и России. Тем не менее на деле эта солидарность никак не проявилась.
Российская дипломатия также прилагала все усилия для того, чтобы избежать второй мировой войны. Император Николай , возмущенный этим нападением, обратился к императору Вильгельму с просьбой повлиять на Австрию и остановить ее агрессию, но обмен несколькими телеграммами между русским и германским императорами не привел к соглашению.
Однако все попытки урегулировать австро-сербские противоречия дипломатическим путем оказались тщетными, и 28(15) июля Австрия объявила Сербии войну. Россия была вынуждена либо безучастно наблюдать за поражением Сербии, либо объявить мобилизацию. Было принято решение о поддержке Сербии.
Сущность основных соглашений, связывавших заинтересованные державы, можно вкратце определить так:
1. Германия, одобряя нападение Австро-Венгрии на Сербию, выступит против России, если та заступится за Сербию.
2. Франция выступит на стороне России, если последняя, заступившись за Сербию, подвергнется нападению Германии.

Интересы России в Первой мировой войне.

В интересах России было господство на Балканах, овладение Босфором и Дарданеллами, так как Россия, единственная из европейских стран, не имела свободного доступа к открытым, незамерзающим морям. И так как никому в России это не удавалось с давних времен (а если и удавалось то лишь частично), то в России это считалось национальной исторической задачей.
Что означал бы для России свободный выход в Эгейское море? Он означал проход к Салоникам, а от них по суше до вардаро-моравской долины - единственной природной равнины на Балканах, соединяющей Западную Европу с южным морским театром. Именно это без всякого захвата чужих территорий обеспечивало бы невиданные геополитические позиции России на поствизантийском пространстве, что ускорило бы неизбежный распад Оттоманской империи в форме, неподконтрольной Западу. Греция могла бы войти в русскую политическую орбиту, сформировались бы крупные однородные славянские православные государства, ориентированные на Россию. В совокупности это - шанс духовной и геополитической консолидации крупнейшего центра мировой политики на евразийском континенте с неуязвимыми границами и выходами к Балтийскому, Средиземному морям и Тихому океану. Латинская Европа была бы довеском Евразии, соскальзывающим в Атлантиду.Допустить такого ни Англия, ни Австрия, стремящаяся к теплому морю через захват Боснии, да и вся Европа не могли, ибо соперничавший образ христианской истории обрел бы неуязвимый геополитический облик, не давая ни германцам шансов на расширение "Lebensraum", ни англосаксам возможности играть на немецко-славянском столкновении в этом "Lebensraum". Естественным союзником против России становилась и Франция, ибо потенциал немцев обратился бы на нее.
Почему Россия нуждалась не в завоевании, а в обеспечении свободного выхода в проливы? В силу обстоятельств Россия вопреки клише не стремилась к единоличному контролю, ибо овладение Константинополем и его удержание было России всегда не под силу и потребовали бы такого напряжения усилий, которое сделало бы его бессмысленным. (Договор 1915 года в разгар войны совершенно особый случай - должно же было быть что-то компенсирующее страшные жертвы Восточного фронта, однако такой цели, ради которой готовилась бы война, не было). Наиболее рациональными были бы условия, в которых в случае опасности или нападения на Россию проливы закрывались бы для военных кораблей других держав при одновременном свободном проходе через них России.

Подавление революционного движения

Что касается внутреннего положения России, то в интересующем нас плане обращают на себя внимание два фактора:
1. Новый революционный подъем, происходивший несмотря на попытку царского правительства предотвратить вновь назревавшую революцию путем ограниченных реформ буржуазного характера, сохранивших в основном всевластие самодержавия и неприкосновенность помещичьего землевладения. Это важнейшее во внутриполитическом плане обстоятельство ставило перед царизмом проблему активизации внешней политики как одного из традиционных средств «стабилизации» внутреннего положения и послужило 
одной из причин начала первой мировой войны.
2. Усиление экономического могущества империалистической крупной буржуазии России, к голосу которой царское правительство должно было прислушиваться все более внимательно, так как нуждалось в ее поддержке при все более обострившемся внутреннем и международном положении страны. Этот фактор, разумеется, немного уступал по своему значению первому, но к 1914 году представлял собой заметную величину, и сбрасывать его со счета никак нельзя.
Оба фактора играли определяющую роль в ходе борьбы классов и партий России по вопросам внешней политики. Особенностью этой борьбы было то, что – в отличие от борьбы по вопросам внутренней политики, где между либерально– буржуазным и консервативно–помещичьим ( черносотенным ) лагерями наблюдались довольно острые противоречия по вопросам объема и сроков проведения буржуазных реформ, – здесь царило почти полное единодушие либерально–буржуазного и умеренно–правой части консервативно–помещичьих лагерей, которые выступали за решительную борьбу с Германией и Австро-Венгрией, не останавливаясь даже перед открытым столкновением с ними. Против такого курса, считая его чересчур рискованным из-за опасности военного поражения и нового революционного взрыва, выступало крайне правое крыло черносотенного лагеря. Число представителей этого течения было сравнительно ничтожным. Это также послужило 
причиной начала первой мировой войны.
26 июля 1914 года при голосовании в IV Государственной думе (она начала работать в ноябре 1912-го) по вопросу о предоставлении военных кредитов правительству фракция социал-демократов выступала со следующей декларацией о войне:
« Настоящая война, порожденная политикой захватов, является войной, ответственность за которую несут правящие круги всех воюющих теперь стран. Пролетариат, постоянный защитник свободы и интересов народа, во всякий момент будет защищать культурные блага народа от всяких посягательств, откуда бы они ни исходили- извне или изнутри. Но когда раздаются призывы к единению народа с властью, мы, констатируя, что народы России , так же как и все народы, вовлечены в войну помимо своей воли , по вине их правящих кругов, считаем нужным подчеркнуть все лицемерие и всю беспочвенность этих призывов к единению».


Заключение

Существует ещё много мнений по поводу неизбежно ли было участие России в Первой мировой войне.
1. В последнем десятилетии ХVIII века сильно вырос рабочий класс в Европе и вместе с тем обнаружилась его крайняя необеспеченность: нищета и голод распространились в невиданных до тех пор размерах. Под этим впечатлением Мальтус написал свою знаменитую книгу, которой возлагал всю вину нищеты рабочего класса на него самого ,– на его непредусмотрительное размножение, и доказывал, что население возрастает вообще гораздо быстрее, чем увеличиваются средства существования в силу неизбежного закона природы. Идеи Мальтуса были восприняты крупнейшими экономистами, среди которых А. Смит, Ж.Б. Сей, Дж. Милль и другие ; Давид Риккардо включил все положения в разработанную им теорию заработной платы.
Сто лет спустя , в конце XIX века , в Англии и особенно во Франции прирост населения значительно уменьшился или даже вовсе приостановился. Мальтузианство стала быстро терять здесь приверженцев: решили, что оно верно не для всех времен и не для всех народов.
Первая мировая война дала идеям Мальтуса новую жизнь. Выдающийся экономист Джон Мэйнард Кейнс, проанализировав данные статистики, показал , что накануне войны в Европе наблюдались признаки перенаселения, именно перенаселение Германии и России в конечном счете вызвало Первую мировую войну. В таких условиях Германия активно готовилась к переделу мира и тратила большие средства на вооружение.
2. Однако есть масса данных для предположения, что решающей в развязывании войны была роль США. Американский капитал исподволь науськивал европейские державы, в том числе и Россию, на столкновение с тем, чтобы , гигантски усилившись за счет военно–промышленных поставок воюющим сторонам , в нужный момент предстать перед ослабшими конкурентами в качестве «главного распорядителя» в решении международных вопросов.
Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что участие России в Первой мировой войне было неизбежно.


Список литературы

1. Вернадский Г. Русская История .М.,2001.
2. Сидоров А.Л. Первая мировая война 1914-1918. Наука, М.,1968
3. Шацилло К.Ф. России перед Первой мировой войной. Наука, М.,1974.
4. Пушкарев С.Г.Обзор Русской истории. Кавказский край, С.,1993.
5. Отечественная история под ред. Мунчаева Ш.М. Юнити, М., 2002
6. Емец В.А. Очерки внешней политики России в период Первой мировой войны. Наука, М.,1977.



Похожие материалы
Теории монополистической конкуренции Э.Чемберлина и несовершенной конкуренции Дж.Робинсон
Основные черты «Военного коммунизма» в СССР
Социально-экономические взгляды Адама Смита
Учение о прибыли Адама Смита
Меркантилизм как первая школа политэкономии

Категория: Отечественная история | Добавил: alfa2omega
Просмотров:7628 | Загрузок: 167 | Рейтинг: 0.0/0
  
Всего комментариев: 0
 
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Шпаргалки

>Шпаргалки

ПОДЕЛИТЬСЯ