АльфаОмега

база знаний!



1с бухгалтерия [12]Английский язык [6]
Банковское дело [22]Безопасность жизнедеятельности [12]
Биология [7]Бухгалтерское дело [166]
Бухгалтерский учет [129]Информатика [91]
Инновационный менеджмент [12]История экономики [80]
История экономических учений [162]Концепции современного естествознания [54]
Конфликтология [18]Культурология [45]
Линейная алгебра [72]Линейное программирование [7]
Макроэкономика [43]Маркетинг и реклама [68]
Математическая статистика [21]Математический анализ [50]
Менеджмент [141]Микроэкономика [39]
Мировая экономика [85]Моделирование портфеля ценных бумаг [19]
Основы предпринимательства [44]Отечественная история [39]
Политология [27]Правоведение [74]
Прикладные программы [21]Психология и педагогика [159]
Региональная экономика [81]Социология [58]
Теория вероятностей [53]Теория оптимального управления [3]
Управление организацией [35]Физическая культура [42]
Философия [157]Финансовый анализ [99]
Финансы и кредит [236]Численные методы [8]
Эконометрика [15]Экономика предприятия [70]
Экономико математическое моделирование [48]Экономическая география [69]
Экономическая теория [99]Экономическая политика [23]
Юриспруденция [20]Другие предметы [39]

Социальный страх



(59.1 Kb), 21.02.2012, 23:36
ГЛАВА I
ПРОБЛЕМА СТРАХА В РАБОТАХ ФИЛОСОФОВ ПРОШЛОГО
Проблема страха как важнейшего модуса человеческого существования, организации внутреннего духовного мира
человека восходит корнями к самым первым попыткам осмысления людьми своего предназначения на земле и в мире.
Практически все философские школы и направления так или иначе рассматривали страх в рамках соответствующих
мировоззренческих систем. Попытаемся выделить наиболее ценные и существенные общечеловеческие аспекты
понимания страха в истории становления философской мысли, представляющие не только исторический интерес, но и
остающиеся во многом актуальными в современных трактовках природы и значения страху) Одну из первых попыток
рационализировать представления человека о своих страхах и типологизировать последний предпринял Эпикур.
Подобно Эпикуру, Лукреции полагает, что основным средством преодоления страхов выступает мыслительная
рассудочная деятельность:
Если же мысли у них и слова бы их были. разумны. Стал бы свободен их ум от великой заботы и страха (7) .
Оригинальна для своего времени трактовка Лукрецием страха перед богами. Самих богов — Сизифа, Тартара, Тития
и др., — по его мнению, не существует. Эти имена, считает Лукреции, олицетворяют человеческие страсти — любовь,
надежду, совесть, трусость и т.д.: В жизни скорее гнетет напрасный страх перед богами (8) .
Тантала нет, что боится висящего в воздухе камня, Как говорят, цепенеет несчастный от страха пустого (9) ..
Титий у нас — это тот, кто лежит, пораженный любовью: Птицы терзают его - то мучительно гложет тревога, или
рвут на куски иные заботы и страсти.
Существенный вклад в разработку проблемы страха внес с диалектико-идеалистических позиций Платон. Он
считал, что душа человека в поисках истины имеет дело с мнениями, т.е. "чем-то темнея знания и яснее незнания” , В таком
случае, например, мужество вы ступает как сипа, сохраняющая мнение об опасностях, "эти ли они и такие ли” . Платон
пишет: "Такую-то силу и всегдашнее хранение правильного и законного мнения о вещах страшных и нестрашных я называю
мужеством” (14) . По-видимому, следует согласиться с ним, что человек в своих скорбях, удовольствиях, желаниях, страхах
придерживается определенного мнения и стремится его сохранить. Эвристическая роль мнения в этом смысле заключается
в ее синтетической функции — способности, "охватив все общим взглядом, возводить к единой идее разрозненные
явления, чтобы, определив каждое из них, сделать ясным предмет нашего поучения” (15) . Сам же страх выступает в таком
случае лишь предельным вариантом развития души и противоположность героизму.
Платон выделяет два вида страха, которым подвержен человек: это, во-первых, страх зол, ожидаемых нами, а, во-
вторых, страх чужого мнения (как бы не узнали про наши нехорошие поступки и т: сочли нас за дурных людей) . Этот
второй вид страха называется стыдом (18) . Рассматривая причины бесстыдства, в которое человека ввергают гнев, страсть,
наглость, невежество, корыстолюбие, трусость, Платон ставит проблему распознавания человеческих душ. При этом самым
душевным, безопасным и быстрым средством, по мнению Платона, являются игры (забавы) . "Распознавание... природы и
свойств души было бы одним из самых полезных средств для того искусства, которое о них печется” (19) , что относится,
конечно, и к искусству государственного правления.
Отметим еще одно психологическое рассуждение Платона. Он приводит описание такого феномена: "Насильственно
умерщвленный человек, проведший свою жизнь с тем образом мыслей, какой свойственен свободнорожденному человеку,
гневается на убийцу за свою раннюю смерть и, будучи полон страха и ужаса из-за испытанного насилия, наводит страх на
убийцу, если видит, что тот продолжает жить в местах, привычных для покойного. Полный тревоги сам, покойник изо всех
сил тревожит убийцу и вносит тревогу во все его дела, причем союзником ему в этом служит память” (20) . По сути дела,
Платон предвосхищает в этом своем размышлении постановку проблемы феномена страха последействия.
Значителен вклад в разработку причин и оснований страха, сделанный Аристотелем. Рассматривая душевные
изменения, Аристотель выделяет в них аффекты, способности и приобретенные свойства Аффектами, к каковым
Аристотель относит и страх', он называет все то, чему сопутствует удовольствие или страдание..
Размышляя над проблемой происхождения поэтического искусства, Аристотель отмечает, что людям с детства
присуще подражание, благодаря которому они приобретают и первые знания, причем продукты подражания доставляют
всем людям удовольствие, поскольку "приобретать знания весьма приятно” (21) . Среди людей, продолжает он, выделяются
одаренные от природы способностью к подражанию, гармонии, ритму: из них выходят поэты. Раскрывая механизм
подражания, реализуемый в трагедии, Аристотель раскрывает механизм катарсиса как сопричастия: "Трагедия есть
подражание не только законченному действию, но также страшному и жалкому, а последнее происходит особенно тогда,
когда случается неожиданно, и еще более, если случится вопреки ожиданию и одно благодаря другому, ибо таким образом
удивительное получит большую силу, нежели бы оно произошло само собой и случайно, так как и из случайного наиболее
удивительным кажется все то, что представляется случившимся как бы с намерением, например, то событие, что статуя
Мития в Аргосе убила виновника смерти этого Мития, упав на него в то время, как он на нее смотрел; подобные вещи
кажутся случившимися не без цели” (22) . Большую роль в развитии человеческих эмоций, в том числе страха, играет, по
мнению Аристотеля, узнавание, усиливающееся через перипетии: "Узнавание и перипетия произведет или сострадание,
или страх, несчастье и счастье следуют именно за подобными событиями.
1. Необходимо, чтобы подобные действия совершались друзьями между собой, когда брат убивает брата, сын —
отца, мать — сына, сын — мать, или же намеревается убить, или делает что-либо другое в этом роде.
2. Можно совершить поступок, не осознавая всего его ужаса.
3. Намеревавшийся совершить по неведению какое-нибудь неизгладимое преступление приходит к узнаванию,
прежде чем совершит поступок (это, по мнению Аристотеля, самый сильнодействующий случай) (25)
В свете сказанного теория равновесия Аристотеля приобретает новый смысл. Здесь он предлагает рассматривать
страх как результат нарушения целостности определенного социального качества, каковым могут выступать семья, дружба,
любовь, образ жизни, мировоззрение и т.д. Но в таком случае страх получает и позитивное звучание как предупреждение о
возможной потере этих ценностей, как средство, стимулирующее деятельность человека на воссоздание их целостности в
случае разрушения, наконец, как мощный воспитательный фактор, реализуемый в соответствующих, в том числе
художественных, средствах. Очевидно, что это может произойти лишь при условии рационального осмысления и
предвосхищения ситуации страха. Все сказанное позволяет очень высоко оценить вклад Аристотеля в становление
понимания феномена страха в общем потоке развития философской мысли, в том числе ее сегодняшнего состояния.
Итак, по Гоббсу, "естественным состоянием людей до объединения в общество была война, и не просто война, а
война всех против всех” (29) . В поисках критерия естественного права человека на самосохранение, обладание вещами,
совершение различных действий Гоббс приходит к выводу, что таковым выступает истинный разум человека, который
повелевает людьми искать мира или союзников в войне. Но эти поиски возможны лишь в гражданском обществе.
Единственная внутренняя сила, толкающая людей к миру, полагает Гоббс, это страх смерти, желание необходимых для
жизненного удобства вещей и надежда получить их благодаря своим страданиям. Право — свобода каждого употреблять
свои способности сообразно с разумом. Полное право на сохранение жизни приводит к постоянному страху и к
постоянной опасности насильственной смерти. Поэтому вместо естественного природного права начинает действовать
общественный закон — т.е. разумное ограничение этого права в целях обеспечения жизни и покоя, когда каждый разумно
предписывает себе воздержание от того, что может ему навредить.
По-видимому, именно Гоббсу принадлежит заслуга выделения такого феномена, который позже получил у Маркса
определение "светской религии” . "Страх перед невидимой силой, придуманной умом или воображаемой на основании
выдумок, допущенных государством, называется религией” , — писал Гоббс (31) . К сожалению, процесс фетишизации и
сознательного миротворчества, а также анализ связанных с этим форм социального страха до сих пор не получили
должного внимания в отечественной обществоведческой литературе.
С творчеством Р. Декарта в философию в форме дуализма вошло учение о человеке как о существе, страсти которого
обусловлены, с одной стороны, физиологическими телесными процессами, а с другой, —психической деятельностью души.
Декарт так поясняет свою позицию: "Последней и самой ближайшей причиной страстей является то, что духи колеблют
железу, находящуюся в середине мозга... те же самые страсти могут быть вызваны так же предметами, действующими на
чувства, и... эти предметы являются наиболее обычными и главными причинами страстей” (32) . Одна и та же причина,
размышляет Декарт, может вызвать такие движения тела, которым душа не содействует и которые пытается сдержать: "Это
испытывают, например, при страхе, когда духи направляются в мышцы, служащие для движения ног при беге, но
задерживаются от желания быть храбрым” (33) . Собственно страх, по Декарту, — это крайняя степень трусости, изумления
и боязни. Главной причиной страха выступает неожиданность наступления каких-либо непредусмотренных случайностей.
1. Исходным состоянием души является ее удовлетворенность по поводу обладания каким-либо благом.
2. Ощущая опасность потери этого блага со стороны той или иной внешней сипы, душа испытывает состояние
ревности, которая "есть вид страха, связанный с желанием сохранить за собой обладание каким-нибудь благом” (36) .
3. К состоянию удовлетворенности души по поводу обладания благом присоединяется состояние
неудовлетворенности по поводу возможной его потери.
4. Возникшее неравновесное состояние души ставит перед человеком проблему выбора вариантов поведения, это
состояние нерешительности, которая "есть также вид страха; удерживая душу как бы в равновесии между многими
возможными действиями, она является причиной того, что человек отказывается от всякого действия и, таким образом,
имеет возможность выбора принятия решения” (37) .
5. Стоящий перед выбором человек может поступать двояко:
а) исходя из привычки составлять достоверные и определенные суждения обо всем, с чем он сталкивается, обладая
уверенностью в том, что он всегда исполняет свой долг, когда он делает то, что представляется ему наилучшим, хотя это
может быть и ошибочным решением, человек преодолевает страх в осмысленном действии;
б) в силу отсутствия ясных и отчетливых понятий, слабостей разума, но в условиях сильного желания поступить
правильно человек ощущает страх до такой степени сильный, что даже когда ему надо принять или отвергнуть что-то одно,
страх этот удерживает его от действия и принуждает бессмысленно искать что-то другое.
Интересным представляется и видение Паскалем конкретно-исторической, индивидуально-ограниченной формы
человеческой души. Заметим, что сегодня достаточно распространено мнение об основном внутреннем источнике страха
как о противоречии конечного (бренного) тела и бесконечной (нетленной) души. Паскаль же считал, что и душа человека
является несчастной, то есть она не снимает сама собой противоположности всех антологий: "Душа не находит в себе
никакого удовлетворения. Всякий взгляд внутрь себя приносит ей огорчение. Это принуждает ее искать утешения вне себя,
привязываться к предметам внешним, чтобы всячески изгладить мысль о своем действительном положении. Радость ее в
этом самозабвении, и, чтобы сделаться несчастной, достаточно ей очутиться наедине с собой” (43) . Делая вывод о
принципиальной безуспешности человека найти свое место в устрашающем его мире, Паскаль так рисует свое видение
этой экзистенциональной проблемы: "Представьте себе толпу людей в цепях, приговоренных к смерти; каждый день
некоторые из них умерщвляются в виду остальных; остающиеся видят свое собственное положение в положении им
подобных и, смотря друг на друга с чувством скорби и безнадежности, ожидают своей очереди. Вот картина положения
человечества” .
Достаточно много места проблема страха занимает в философии Б. Спинозы. Исходной категорией для объяснения
феномена страха Спиноза выдвинул желание, отождествляемое им с самой сущностью человека (46) . Основными
модусами желания в зависимости от его осуществления выступают такие аффекты, как удовольствие и неудовольствие.
"Так, —пишет Спиноза, — если мы знаем о будущей вещи, что она хороша и что она может случиться, то вследствие этого
душа принимает форму, которую мы называем надеждой, которая есть не что иное, как известный род удовольствия, все же
связанный с некоторым неудовольствием (печалью) . С другой стороны, если мы полагаем, что могущая наступить вещь
дурна, то возникает форма души, которую мы называем страхом” (47) . Рассуждая о происхождении и природе аффектов,
Спиноза ставит проблему образного представления будущих или прошедших вещей, соответственно чему он дает
следующее определение страха: "Страх... есть непостоянное неудовольствие... возникшее из образа сомнительной вещи”
(48) . Такой подход существенно расширяет эвристические возможности концепции страха Спинозы, поскольку в сферу
ситуации страха попадают не только непосредственно Бездействующие на человека предметы, но и те предметы, которые
могут в конкретной ситуации только мыслиться.
Рискнем предположить, что Спиноза представлял себе ситуацию страха как становящееся системное качество, не
просто требующее от человека реакции испуга или соответствующего смелого поступка а определяющее системный
мыслительно-деятельностный процесс по предвосхищению страха, правильному реагированию на ситуацию страха и
благоприятному преодолению этой ситуации. "Человек свободный, — замечает Спиноза, — с одинаковой силой духа
избегает опасностей и старается преодолеть их. Заметим, что "свободный человек” Спинозы, т. е познавший
соответствующую необходимость, гораздо эффективнее освобождается от страха посредством рационального
целеполагания своей деятельности: "Чем более мы будем стремиться жить по руководству разума, тем более будем
стремиться возможно менее зависеть от надежды сделать себя свободным от страха, по мере возможности управлять своей
судьбой и направлять наши действия по определенному совету разума” . Если же люди вне состояния рационально
планировать свою деятельность (либо в силу чрезвычайной сложности ситуации, в которую они попадают, либо в силу
упования ими своей судьбой и направлять наши действия по определенному совету разума” (52) . Если же люди вне
состояния рационально планировать всякого рода более всего предаются те люди, которые без меры желают чего-нибудь
сомнительного, и что все обращаются к божественной помощи больше всего именно тогда, когда они находятся в
опасности и не умеют сами себе помочь... Страх есть причина, благодаря которой суеверие возникает, сохраняется и
поддерживается” .
Глубоко диалектичны для своего времени размышления о страхе Д. Юма. Рассматривая страх и его
противоположную форму — надежду — в ряду других человеческих аффектов, таких как добро (удовольствие) и зло
(страдание) , печаль и радость, Юм обнаруживает, что страх и надежда возникают в силу недостоверности или вероятности
состояния духа: "Событие, которое, будучи достоверным, породило бы печаль или радость, всегда возбуждает страх или
надежду, если оно только вероятно или недостоверно” (62) .
Состояние вероятности или недостоверности возникает, как считает Юм, в силу постоянной борьбы
противоположных возможностей реализации аффектов, в ходе которой дух не может остановиться на каком-либо одном
аффекте, стороне противоречия, а непрестанно переходит от одной к другой. Если же, в воображении, противоположные
аффекты, например, горе и радость, все же смешиваются, то из этого соединения образуются аффекты надежды и страха (63)
.
Анализируя проблему противоречий между аффектами, Юм предложил следующие варианты их взаимоотношения:
1. При одновременном появлении противоположных аффектов возможно усиление одного аффекта и подавление
другого.
2. Возможно поочередное преобладание аффектов.
3. Возможно одновременное существование аффектов и производство посредством их соединения третьего аффекта
(64) .
По мнению Юма, аффекты страха и надежды могут возникнуть в такой ситуации, "когда шансы обеих сторон равны
и нельзя открыть преобладания одной из них другой. При таких условиях аффекты наиболее сильны, так как нашему духу
тогда не на чем остановиться и он сходится во власти сильнейшей неуверенности” .
Юм полагает, что вероятность может быть двух родов: а) обусловленная недостоверностью объекта, вызывающего
аффекты, что связано, например, с проблемой определения его существования – несуществования; б) обусловленная
недостоверностью суждения человека об этом объекте, невозможностью взвесить все "за” и "против” (66) .
Рассматривая эти вопросы, Юм открывает важнейший аффект параллельных причин страха, суть которого состоит в
том, что страх могут вызывать, казалось бы, только возможные аффекты (например, зло) , если они проявляются в большей
степени. Юм отмечает, что вначале это не собственно страх, но чувство зла бывает столь большим, что, подавляя
ощущение безопасности, оно вызывает страх. Страх может появиться и в результате невозможного бедствия, но в силу
мощного влияния зла, что у человека появляется уверенность в достоверности этого бедствия. Наконец, достоверные
несчастья, равно двум вышеназванным, также вызывают страх, поскольку дух постоянно отвращается от неминуемого зла,
приходит в неравновесное состояние и порождает аффект, похожий на страх (67) . Кроме того, фиксирует Юм, надежда и
страх возникают не только в силу недостоверности блага или зла, но и в силу неопределенности рода этих аффектов.
Известие о смерти одного из сыновей, считает Юм, не превратится у отца в чистое горе, пока он не узнает, кого из сыновей
потерял (68) . Диалектическое понимание причин страха как потенциальной взаимообусловленности невозможного,
возможного и действительного — несомненно, значительное открытие Юма.
Анализируя основы общественной жизни, нравственности и политики, Гольбах утверждает, что в условиях
порабощения народа, отсутствия в обществе свободы, безопасности, добродетели "всякий человек, которому нечего
бояться, вскоре становится злым; тот, кто думает, что он ни в ком не нуждается, воображает, что сможет спокойно
предаваться всем склонностям своего сердца. Таким образом, страх, —это единственное препятствие, которое общество
может противопоставить страстям своих вождей. Без этого последние развратятся сами и не замедлят воспользоваться
теми средствами, которые дает им общество, чтобы найти себе соучастников в своих неправедных делах.
Очевиден вклад Гольбаха и в танатологию (науку о смерти) . Хотя он и говорит, что страх смерти — это пустая
иллюзия, но в то же время отмечает факторы, которые эту иллюзию усиливают. К ним относятся, в частности, церемонии
похорон, вид могилы, горестные песни, всеобщая печаль и скорбь. Человеку, замечает Гольбах, кажется, что все это будет
сопровождать его после смерти.
Достаточно интересны рассуждения Гольбаха о причинах религиозности. Здесь он выдвигает положение о том, что
всякий человек является боязливым и недоверчивым, поскольку в жизни всем приводится так или иначе страдать,
переносить лишения, испытывать потрясения. "Опыт пережитого страдания, — пишет Гольбах, — вызывает в нас тревогу
при встрече со всяким неизвестным явлением... Наши тревоги и страхи возрастают пропорционально размерам
расстройства, вызываемого в нас этими предметами, их редкости, т.е. нашей неопытности относительно них, нашей
естественной чувствительности и пылу нашего воображения” (75) . Именно страх создавал богов, ужас их постоянно
сопровождает, а "когда дрожишь от страха, то невозможно рассуждать здраво” (76) . Но поскольку суеверным человека
делают невежество и слабость, то, делает вывод Гольбах, страхи исчезают с накоплением опыта.
Другой представитель немецкой классической философии - И. Кант - онтологизируя феномен страха, вводит для его
объяснения понятие силы. Сила, считает Кант, выступает присущей любому объекту способностью преодолевать
препятствия на пути его развития. Но и каждый иной объект также обладает силой, препятствующей экспансии данного
объекта. Поэтому возникают ситуации противостояния объектов, которые Кант понимает как ситуации страха: "То, чему
мы стремимся оказать сопротивление, есть зло, и, если мы находим наши силы недостаточными для этого, оно предмет
страха” (81) . Наряду с реальными ситуациями страха Кант справедливо усматривает и возможные, потенциальные
ситуации, создаваемые воображением человека: "Можно находить предмет страшным, не испытывая перед ним страха, а
именно когда мы судим о нем так, что мы представляем себе, что если мы когда-нибудь захотим оказать ему
сопротивление, то всякое сопротивление будет тщетным.
Страх как духовное образование Кант определяет через ощущение, возбуждаемое душевным волнением. "Это, —
пишет он, — жизненное ощущение, пронизывающее все тело там, где только чувствуется жизнь (85) , В свою очередь
ощущение определяется Кантом как достаточно сложное образование, синтезирующее в себе по сути все компоненты
духовности. Так, например, он пишет: "Вымысел, особенно когда присовокупляют аффект и страсть, смешивается с опытом
и образует с ним одно ощущение” (86) . Однако, основываясь только на ощущении, где доминирует чувственность, человек
может заблуждаться, воображая такие ситуации, которые могут вызывать страх. С другой стороны, и рассудок подчас не
справляется со всем многообразием чувственных данных, что также может приводить к страху. Отсюда Кант выводит: 1)
состояние аффекта как создаваемой ощущениями неожиданности, из-за которой теряется присутствие духа (87) ; 2) страсти
как склонности, которую разум субъекта может подавить только с трудом или совсем не подавит (88) . Снимая
ограниченности чувственного и рационального. Кант утверждает в основании познания, а следовательно, и преодоления
страха их синтез: "Рассудок и чувственность при всей их неоднородности сами собой соединяются друг с другом для
создания нашего познания” (89) . Способность человека использовать этот синтез делает его мужественным и бесстрашным
при встрече с любыми ситуациями страха: "Боязнь, робость, испуг и ужас суть степени страха, т.е. отвращения к опасности.
Присутствие духа, когда опасность встречают рассудительно, есть мужество. Сила внутреннего чувства... когда нелегко
поддаются чувству страха, есть бесстрашие” (90) . На наш взгляд, своим пониманием равно важности чувственного и
рационального в познании и деятельности Кант одним из первых утвердил важнейшее методологическое направление в
изучении человека, в том числе основанную на этом принципе его способность правильно предвосхищать, оценивать и
преодолевать состояние страха.

ГЛАВА II
СТРАХ В СТРУКТУРЕ ДУХОВНОГО МИРА ЧЕЛОВЕКА
Что же такое страх? Несмотря на кажущуюся простоту вопроса, ответить на него непросто и сегодня. Как известно,
для определения какого-либо явления необходимо прежде всего выяснить его родовую сущность — включить в более
широкий (в идеале, в предельно возможный) класс явлений, объясняющий природу данного явления, 1ЛИ, в
гносеологическом плане, подвести понятие данного явления под более широкое. В истории становления понимания
феномена страха л в его современных трактовках мы встречаемся с попытками определения страха как чувства, эмоции,
аффекта, страсти, фрустрации. Заметим, что за каждым определением стоит солидная экспериментальная база, результаты
экспериментов обобщены и оформлены как научные направления, выработаны соответствующие методики, ставшие во
многом эффективными средствами профилактики неврозов, возникающих по поводу тех или иных разновидностей страха.
вместе с тем следует признать, что обобщающей теории страха, при "сей важности этого общественного феномена, пока
еще не создал. Если учесть, что проблема страха вообще и различных его социальных проявлений, в частности, на
протяжении многих лет не привлекала внимания советских философов, а ее разработкой преимущественно занимались
зарубежные и советские представители психологической науки, то попытаемся приблизиться к пониманию природы
страха всего со стороны психологии эмоций — той дисциплины, вклад которой сегодня в изучение проблемы наиболее
весом.
Анализ работ психологов, так или иначе связанных с изучением страха, показывает, что трудности его понимания
— во многом результат того кризисного состояния, в котором оказалась современная психология эмоций.
1. В большинстве подходов преобладает понимание страха как результата внешне отражающего субъекта выступают
"организм” , "индивид” , "личность” , "человек” . За немногим исключением при всей очевидности специфики выделенных
субъектов соответствующей спецификации рефлектирующей деятельности, а вслед за этим и классификация страха, не
проводится. Практически не дифференцируется и внешняя сила, противостоящая субъекту и угрожающая ему.
2. Большинство авторов предполагают наличие активности лишь у внешней силы, оставляя за первоначальным
субъектом способность к самосохранению. Но ведь принципиальное отличие социальных субъектов заключается в их
сознательном риске неограниченно экстраполировать собственное качество на всю социальную действительность,
осознанно провоцируя тем самым свою ограниченность, очерчивая пределы собственного страха.
3. Психологические определения не отвечают на вопрос, что же происходит с социальным качеством субъекта после
перенесенного им страха. Пока что складывается впечатление, что "проверка” субъекта на страх — это прежде всего
испытание его нервной системы. Не потому ли для многих предпочтительнее теологическая концепция страха как
очищающего душу божественной силой процесса или экзистенциалистская позиция, призывающая через страх овладеть
морально действия и решимости (Ж. -П. Сартр) ?
4. Современные психологические определения страха в большинстве своем ориентированы на конкретную
внешнюю силу, противостоящую субъекту, в то время как субъект, вырабатывая инварианты своего взаимодействия с
внешним миром, репрезентирует в конкретных предметах, процессах сущностные характеристики целых классов
предметов, соотнося эту репрезентацию с успехом или неуспехом своей Деятельности. Неверно выбранные репрезентанты
могут приводить к состоянию страха, в то время как их составляющие страха не вызывают и наоборот.
5. Современными психологическими средствами практически не раскрывается природа иррационального страха,
хотя сегодня уже достаточно аргументированно показано наличие не только трансцендентной, но и светской религии,
разработаны основные подходы к пониманию фетишистского сознания.
Соглашаясь с оценкой важной роли страха в функционировании самосохранительных механизмов человека,
которую отмечают практически все специалисты психологии эмоций, попытаемся посмотреть на проблему страха с
позиций только еще создаваемой обобщающей теории эмоций. На наш взгляд, исходными положениями этой теории могут
служить следующие принципы:
1) эмоция выступает синтетическим психическим образованием, репрезентирующим человеку целостный комплекс
внутренних и внешних воздействий;
2) синтетический характер эмоции обеспечивается наличием в ней как чувственной, так и рациональной форм
отражения;
3) рассматриваемая с гносеологической точки зрения эмоция формируется как сложный психический образ,
стремящийся к максимальной внутренней наглядности всего отражательного процесса.
В таком случае страх следует понимать как результат рассогласования наличного психического образа с другими,
когда эвристические и перцептуальные потенции наличного образа беднее потенций этих образов. Именно образное
представление собственных потенций, саморефлексия собственного качества лежат в основе определения границ
признанности качества человека в иных социальных, противостоящих ему, структурах, а также определения полезности
этих структур для развития самого человека.
Рассмотрим, как описывает А. Р. Лурия механизм страха последействия у преступников. Методологически он
исходит из следующего положения: "Мы знаем, что каждое сильное аффективное состояние сопровождается глубокими
нарушениями функций в организме человека... Аффект нарушает всю энергетику организма, а так как корни всякого
аффективного состояния сосредоточены, конечно, в деятельности его нервной системы, дающей ответы и на внешние и
внутренние раздражители, то ясно, что максимальные отклонения при аффекте наблюдаются именно в высших
нервнопсихических процессах: мышлении, скорости и правильности ответов организма, распределении и устойчивости его
внимания, закреплении и сохранении его навыков и т.д.” (14) . По мнению А. Р. Лурии, страх последействия — это
результат рассогласования избранной модели мышления (образа действия) и образного представления возможностей,
неблагоприятной в случае несрабатывания выбранного образа, ситуации. Фиксируется страх последействия в нарушении
ассоциативного мышления, что свидетельствует о сложнейшей работе сознания по конструированию, внутренней
апробации и вербальному оформлению выбранного варианта образа задаваемой экспериментатором ситуации. Особую
ценность эксперименты А. Р. Лурии имеют для подтверждения неразрывной и взаимообусловленной связи чувственного и
рационального в структуре психического образа. В экспериментах выяснилось, что "состояние моторной сферы очень
точно отражает нервно-психическое состояние испытуемого и дает объективную характеристику структуры протекающей
реакции.
Современные исследования показывают, что специфика основных форм взаимоотношения человека с миром, а
следовательно специфика его духовности, включающей в себя и страх, во многом обусловлены включенностью
рефлектирующего человека в различные состояния его социально-биологической организации — организмен-ной,
популяционной и родовой.
Особо следует обратить внимание на такие компоненты совокупного образа страха, которые по тем или иным
причинам не становились предметом специального обсуждения и тем более не находят практического разрешения. К таким
компонентам можно отнести, в частности, образное отражение среды. Каков механизм восприятия среды?

ГЛАВА III
СМЫСЛОВЫЕ СТРУКТУРЫ СОЦИАЛЬНОГО СТРАХА ЛИЧНОСТИ

(продолжение см в файле)



Похожие материалы
Индивидуальные и коллективные средства защиты
Конфликты в организациях (типы, источники, профилактика, управление и разрешение конфликтов в организациях)
Технические и организационные принципы обеспечения безопасности жизнедеятельности. Содержание принципов. Примеры реализации
Общество как целостная динамическая система
Рациональный тип господства-подчинения

Категория: Социология | Добавил: mary
Просмотров:1125 | Загрузок: 128 | Рейтинг: 0.0/0
  
Всего комментариев: 0
 
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта

ПОДЕЛИТЬСЯ