Особенности хозяйственного развития античных рабовладельческих государств

Особенности экономического развития Древней Греции
Процесс исторического развития греческого общества протекал в рамках мелких, внутренне сплоченных республик. Социальная структура полисов предполагала существование трех основных классов: класса рабовладельцев, свободных мелких производителей и рабов самых разных категорий.
Одной из важнейших особенностей социальной структуры в греческих полисах было существование такой социальной категории, как гражданский коллектив, т.е. совокупность полноправных граждан данного полиса. К гражданам полиса принадлежали коренные жители, проживающие в данной местности несколько поколений, владеющие наследственным земельным участком, принимающие участие в деятельности народных собраний и имеющие место в фаланге тяжело вооруженных гоплитов.
В Греции середины V в. до н.э. сформировалось экономическая система, которая без особых изменений просуществовала до конца IV в. до н.э. и которую можно определить как классическую рабовладельческую экономику.
Греческая экономика в целом не была однородной. Среди многочисленных греческих полисов можно выделить два основных хозяйственных типа, отличающихся по своей структуре.
Для первого типа полиса (аграрный) — было характерно абсолютное преобладание сельского хозяйства, слабое развитие ремесла и торговли (наиболее яркий пример Спарта, а также полисы Аркадии, Беотии, Фессалии и др.).
Другой тип полиса можно условно определить как торгово-ремесленный, в структуре которого роль ремесленного производства и торговли была значительно выше, чем в полисах первого типа. Именно в полисах второго типа была создана ставшая классической рабовладельческая экономика, которая имела довольно сложную и динамичную структуру, а производительные силы развивались особенно быстро (примером таких полисов были Афины, Коринф, Мегары, Родос и др.). Полисы этого типа задавали тон экономическому развитию, были ведущими хозяйственными центрами Греции V — IV вв. до н.э.
Поместья афинских крупных землевладельцев VI-V вв. до н.э. скорее всего представляли собой не единое централизованное производство, обеспеченное рабской силой, а совокупность нескольких относительно небольших участков, может быть, расположенных в разных местах полиса и либо сдаваемых в аренду, либо обрабатываемых на иных условиях.
Следует отметить, что описанная структура крупного афинского землевладения должна была переживать серьезный внутренний кризис по мере того, как укреплялось правовое и имущественное положение афинского гражданства, росло его самосознание, увеличивалось богатство афинского полиса, оказавшегося во главе обширного I Морского союза, упрочивалась система афинской демократии с ее продуманной политикой материального обеспечения бедных граждан, интенсивного развития городской жизни и городского ремесла.
Прежде всего резко возросло городское население, потерявшее связь с сельским хозяйством, а следовательно, увеличилась и потребность в сельскохозяйственной продукции. С другой стороны, укрепление имущественного и социального положения средних и мелких землевладельцев в государстве должно было лишить крупных землевладельцев источников рабочей силы, необходимой для обработки их участков.
В Афинах в V в. до н.э. в сельскохозяйственном секторе экономики возникла и развилась потребность в товарной продукции и в дополнительной рабочей силе, которая в тех условиях могла быть только рабской.
Развитие товарного производства, большой объем торговых операций требовали совершенствование расчетных операций. Примитивный обмен товара на товар или на куски валютного металла, которые постоянно нужно взвешивать, был неудобен. Более удобным средством расчета стала монета: небольшой кусочек валютного (золота, серебра, бронзы) металла со строго определенным весом, гарантированным государством, выпустившим эту монету.
Экономическая система, сложившаяся в торгово-ремесленных полисах и в Греции V — IV вв. до н.э. в целом, не могла существовать без привлечения к труду больших масс рабов, абсолютное количество и удельный вес которых в греческом обществе V — IV вв. до н.э. непрерывно возрастал.
Государственные или храмовые хозяйства не получили в Греции такого развития, как в древневосточных обществах. Все эти особенности хозяйственной структуры привели к формированию особой системы классовых отношений, которая может быть определена как развитое рабовладельческое общество, или классическое рабство.
Система классического рабства сформировалась в более или менее законченном виде в развитых торгово-ремесленных полисах (Афины), в то время как в аграрных полисах (Спарта) социально-классовая структура отличалась целым рядом особенностей. Наиболее ярким примером является афинское общество, характеристика которого позволяет показать особенности социально-классовой структуры торгово-ремрсленных полисов, играющих ведущую роль в историческом развитии Греции V — IV вв. до н.э.
Греческое общество классической эпохи делилось на три основных класса: класс рабов, класс мелких свободных производителей и класс рабовладельцев.
Для греческих полисов V — IV вв. до н.э. характерно внедрение рабства во все сферы жизни и производства. Возрастает общее количество рабов, и класс рабов превращается в основной по численности класс древнегреческого общества. Раб рассматривался греческим законодательством, общественным мнением как одаренное речью орудие производства, как получеловек. Раб находился в полной власти, был собственностью рабовладельца, последнему принадлежали его рабочее время, его жизнь.
Рабы не были однородны. Среди них выделялись группы, различавшиеся своими интересами: рабы, занятые в ремеслах и торговли, рабы сельскохозяйственные, рабы-горняки, рабы, занятые в домашнем хозяйстве и личными услугами, наконец, находящиеся в некотором привилегированном положении государственные рабы: полицейские, тюремщики, писцы, счетчики, глашатаи.
Греческое рабовладельческое общество состояло не только из рабов и рабовладельцев. Наряду с ними жили и трудились мелкие свободные производители — земледельцы, собственники или арендаторы небольших земельных участков, владельцы ремесленных мастерских, розничные торговцы, поденщики или матросы, обслуживающие морские перевозки, бедный городской люд. По своей численности этот класс не только не уступал, но несколько превосходил общую численность класса рабов, т.е. был одним из самых многолюдных классов греческого общества. Мелкие производители трудились на земельных участках, в ремесленных мастерских, рудниках или на строительстве, где не применяли, как правило, рабского труда.
Состав класса свободных мелких производителей был довольно пестрым; можно выделить три основные группы: мелких землевладельцев; ремесленников и торговцев, имеющих гражданские права; ремесленников и торговцев-метеков.
Иной тип социальной структуры сформировался в полисах аграрного типа. Абсолютное преобладание сельского хозяйства и натуральный характер его производства, господство мелкого землепользования не создавали потребности в дополнительной рабочей силе или труде рабов. Вот почему для Спарты типичен низкий уровень развития рабовладельческих отношений и преобладание различных форм зависимого или полузависимого труда.
Для спартанского общества была также характерна незавершенность социальной дифференциации внутри каждого класса, что наложило отпечаток на характер классовых взаимоотношений и противоречий Спарте, которые чаще всего проявлялись в виде организованных восстаний илотов или борьбы за власть между многочисленными кликами, носившей верхушечный характер.
Кризис греческого рабовладения
Греческий полис предоставил благоприятные возможности для развития экономики, формирования социальной структуры, политической организации и культуре греческого народа. Он развивался как основная ячейка рабовладельческого общества.
Широкое развитие рабства, превращение его в основу общественных отношений было заложено в самой полисной структуре, предполагавшей господство частной собственности, рост товарных связей, создание благоприятных условий для политической деятельности и культурной жизни основной массы граждан.
Однако греческий полис исчерпал свои внутренние потенции к середине IV в. до н.э. и вступил в период кризиса. Развитие рабства подрывало единство гражданского коллектива, вело к имущественной и социальной дифференциации, разложению гражданского коллектива, обострению социальных и классовых противоречий.
Существование многочисленных независимых мелких и мельчайших полисов, постоянно враждующих друг с другом, вызвало общую нестабильность и политический хаос, которые ставили вопрос о самом существовании этой формы. Выходом из кризиса стало включение ранее независимых полисов в рамки крупного государства, верховные правители которого взяли на себя обеспечение внутреннего порядка и внешней безопасности для входящих в это государство полисов, предоставив им в остальных делах внутреннюю автономию.

Особенности экономического развития Древнего Рима
В социально–экономическом отношении Италия VI–III вв. до н.э. представляла довольно пеструю картину. Самыми развитыми из ее областей были Этрурия и Кампания, где процветали сельское хозяйство, ремесла и торговля. Классическое рабство как структурообразующее начало всей классической стадии рабовладельческой формации сложилось в Риме в начале II в. до н.э. — II в. н.э., т.е. до конца классической стадии. Классическое рабство в Древнем Риме прошло две основные стадии.
Южная Италия с богатыми греческими городами–колониями по уровню своего развития занимала второе место. Лаций с городом Римом, заселенный скотоводами и земледельцами, очень удобно расположенный на пересечении важных сухопутных и речных путей, в VI–V вв. до н.э. отставал от своих высокоразвитых соседей — этруссков и греческих колоний. Наконец, в горных областях Средней Италии жили племена, находившиеся на стадии разложения первобытных отношений.
Ведущей отраслью хозяйства большинства населения Апеннинского полуострова было земледелие. Плодородные почвы в мягкий климат обеспечивали высокие урожаи. В наиболее развитых областях Италии культивировали пшеницу, ячмень, просо, бобы, нут; в менее гористых — полбу, ячмень, бобы, репу.
Сельскохозяйственная Италия отставала в формировании нового хозяйственного типа от Великой Греции. Вплоть до III в. до н.э. в Италии, включая и этрусские городские центры, господствующим типом хозяйства был крестьянский надел, где в поте лица трудился сам владелец, суровый и благочестивый римлянин, и вся его многочисленная семья.
До VIII в.до н.э. во всей Италии безраздельно господствовал родовой строй с общественной собственностью на землю. Возникновение этрусских и греческих городов, где сложилось раннеклассовое общество и государство, привело к разложению общинной и появлению зачатков частной собственности на землю.
В VI–V вв. до н.э. в этрусских городах создаются различные ремесла, активизируются торговые операции. Этому способствовало в немалой степени наличие полезных ископаемых, в частности железной руды, меди, глины, строительного камня, корабельного леса. Самым массовым из ремесел в Италии было керамическое: разнообразная посуда, тара, водопроводные трубы, черепица, строительные и архитектурные детали, сырцовый кирпич, погребальные урны, светильники.
Социальная структура Рима в VI–IV вв. до н.э. отличалась большой сложностью и пестротой. В римском обществе существовали три основных типа общественных структур: родовые учреждения, восходящие к первобытности, новый общинно–крестьянский сектор и раннерабовладельческие отношения. В процессе дальнейшего развития родовые учреждения постепенно отмирали, общинно–крестьянский сектор укреплялся, а раннерабовладельческие отношения имели тенденции к превращению в классическое рабство.
В конкретной действительности VI–IV вв. до н.э. носителями этих структурных типов выступали классово–сословные группы патрициев, клиентов, плебеев и рабов. Каждая из этих групп занимало особое место в производстве и в обществе, обладая своим набором прав и обязанностей.
На рубеже III–II вв. до н.э. в социально–экономической жизни Рима произошли глубокие изменения. Патриархальная система рабства к тому времени развилась в так называемое классическое рабство, т.е. рабовладельческий способ производства достиг наибольшей зрелости, а римское общество в целом приобрело рабовладельческий характер.
Оформление классического рабства в Италии имело всемирно–историческое значение, т.к. позднее это рабство в его италийско–римской форме распространилось по всему Средиземноморью и сыграло важную роль в исторических судьбах населявших его народов.
Основные причины коренятся не в войнах, а в характере социально–экономических, политических и культурных изменений в римско–италийском обществе. Внутренняя эволюция общественно–политических отношений в Риме в IV–III вв. до н.э. вела к возникновению новых форм классического рабства. Концентрация земли в одних руках, распространение частной собственности, развитие ремесел, торговли, денежного обращения, зарождение товарного хозяйства требовали дешевой рабочей силы. Ею внутри страны были в раннее время плебеи, зависимые клиенты, должники.
Однако борьба плебеев с патрициями завершилась запрещением долговой кабалы, ослаблением зависимости клиентов; значительная часть клиентов и плебеев получила небольшие земельные наделы. Заставить же работать свободного земельного собственника, добившегося равноправия и наделенного участком земли, на другого было трудно. Такой рабочей силой мог быть только лишенный всех прав и всякого имущества раб, полученный откуда–то извне. Отсюда усиление агрессивности Рима, его бесконечные войны, массовое ограбление и порабощение завоеванного населения.
Классическое рабство в Риме было закономерным результатом роста производства и социальной борьбы внутри самого римского общества. Войны лишь ускоряли этот процесс.
В II–I вв. до н.э. владельцы вилл и мастерских стремятся не только к получению большего прибавочного продукта, но и к денежной его реализации. Стремление к получению большего прибавочного продукта приводит к большей эксплуатации рабов, усложнению внутренней структуры хозяйства, росту предпринимательского начала в обществе.
Возрастала численность рабов. Рабы стали многочисленным классом римско–италийского общества. Рабовладение распространилось в решающих отраслях хозяйства – в сельском хозяйстве, горнодобывающем деле, металлургии, строительстве. Однако труд свободных и полузависимых работников продолжал применяться во всех сферах и составлял во II–I вв. до н.э. другой важнейший сектор римского народного хозяйства.
Усиление эксплуатации рабского труда, продиктованное интересами товарного производства, привело к ухудшению общественного и юридического положения рабов. Возрастание степени эксплуатации, ухудшение их численности обострили естественное противостояние рабов и их господ. Рабы поднимали грандиозные, «чисто” рабские многолюдные восстания, которые констатировали серьезное неблагополучие в римском рабовладельческом обществе.
Подъем сельского хозяйства и ремесла, установление товарных связей способствовали оживлению торговли. Интенсификация римской торговли требовало умножение числа монет. Римская серебряная монета, сестерций и денарий, которую начали чеканить лишь на рубеже II–II вв. до н.э., вскоре наводнила Средиземноморье и стала основной валютой, оттесняя все другие монетные системы.
Основными классами в римском обществе II–I вв. до н.э. были класс рабов и рабовладельцев — собственников земли, крупных ремесленных мастерских, торговцев, которыми могли быть римские граждане, союзники и провинциалы, не имеющие прав римского гражданства. Третьим основным классом были мелкие производители, работающие в основном сами, хотя изредка и применявшие труд одного–двух рабов: крестьяне в деревне и мелкие торговцы в городе.
Поскольку интересы основных классов были различными, зачастую противоположными, поскольку противоречия между ними все более резко проявлялись в разные исторические периоды, все чаще выливаясь в открытую борьбу.
Общий кризис рабовладельческого способа производства.
В классической стадии рабовладельческой формации древнеримского общества можно заметить, что крупнейшие рабские восстания — первое и второе сицилийские восстания, движение Спартака — вспыхнули именно в период функционирования самых зрелых форм рабства, в эпоху кризиса этих форм и их отмирания. И вряд ли то было случайностью.
Именно в период функционирования наиболее зрелых форм данной формации, классической стадии рабства формируется основное классовое противоречие, но и оно находится не в статическом состоянии, а выступает как необходимое проявление всей классовой структуры, т.е. выражает главный антагонизм, несмотря на все попытки государственных институтов локализировать и обезвредить его разрушительные воздействия.
Вот почему, сколь бы ни были сильны и многочисленны восстания, и сколько бы ни наносили они чувствительных ударов по социально-политической системе, они не только не могут ее опрокинуть, но и как бы совершенствуют эту систему, показывая господствующему классу ее слабые места. Во всяком случае восстания основного угнетенного класса-производителя, вспыхивающие в классической стадии рабства, — определяет нормальное функционирование всей системы.
Упадок античных городов, который вызвали наряду с другими причинами разорение товарных вилл, распространение латифундий, разрыв производственных связей, между городским и поместным хозяйством, укрепление автономного положения латифундий, вел к сокращению городского населения, в частности его паразитических прослоек, создавал условия для возвращения городских жителей в деревню к производительному труду земледельца.
Таким образом, господство латифундий с децентрализованным колонатным земледелием по всей империи подготавливало замену рабовладельческих отношений, базировавшихся на экономическом единстве товарных вилл и городского центра, новыми производственными отношениями, основой которых было автономное существование крупного по территории поместья с мелким землепользованием производителей, зависимых от господина, как правило, наделенного политической властью над ними.
Однако развитие производительных сил и всего общества, которое открывалось в рамках латифундиального производства, нельзя понимать упрощенно, как прямолинейное восхождение во всех отраслях экономики. В области сельского хозяйства господство латифундий и мелкого земледелия в техническом и аграрном отношениях означало шаг назад по сравнению с периодом господства товарных рабовладельческих вилл.
Приходило в упадок и ремесленное производство, затухала городская жизнь. Но в этом упадке античной цивилизации нельзя видеть только гибель и разрушение. Гибнет античное общество, рушится его экономика, его цивилизация и культура, расчищается место для выхода на историческую арену другой цивилизации.
Упадок античных городов, который вызвали наряду с другими причинами разорение товарных вилл, распространение латифундий, разрыв производственных связей, между городским и поместным хозяйством, укрепление автономного положения латифундий, вел к сокращению городского населения, в частности его паразитических прослоек, создавал условия для возвращения городских жителей в деревню к производительному труду земледельца.
Рим в III в. был буквально потрясен сильнейшим кризисом, охватившим экономику, общественные отношения, государственность и даже культуру. Рабовладельческое общество и государство буквально стояли на грани гибели.
Ослабление авторитета императорской власти, политическая анархия, произвол армии и бюрократии, т.е. тяжелые последствия политического кризиса, охватившие Империю, сами, в свою очерель были проявлением серьезных социально-экономических изменений в римском обществе. В конечном итоге они были вызваны кризисом рабовладельческого способа производства, исчерпанием заложенных в нем потенциальных возможностей для развития хозяйства и культуры.
Конкретным проявлением экономического кризиса III в. были сокращение рабочей силы (из–за эпидемий, мобилизаций во все увеличивающихся армиях), запустение посевных площадей, падение урожайности, отказ от интенсивных культур винограда и оливок в пользу экстенсивного хлебопашества, ухудшение качества ремесленных изделий, разорение ремесленных мастерских и общее сокращение их продукции. Хозяйственные неурядицы, нестабильность политической обстановки вели к упадку торговли, что дополняло расстройство денежного обращения, выразившееся в в порче монеты и ее обесценение.
Оскуднение городов и разорение их жителей, несущих тяжелое бремя налогов, вызвали массовое бегство в сельскую местность, где к III в. господствующим типом производства стало огромное поместье — латифундия, обрабатываемая колонами, располагающая собственными ремесленными мастерскими с натуральным хозяйством, слабо связанным с городским рынком.
В структуре господствующего класса начинает терять свое значение его основа — муниципальное рабовладение, а на первый план выходит прослойка крупных латифундистов, земельных магнатов, контролирующих обширные территории и многочисленное население, располагающих значительными запасами продукции и мало связанных с соседними муниципиями.
Всеобщий кризис рабовладения охватил и прежнюю структуру культурных ценностей, подготовил основу для формирования нового мировоззрения.
Однако рабовладельческая система еще не изжила всех своих внутренних возможностей. Поэтому на рубеже III — IV вв. римское общество и государство восстанавливаются на прежней, хотя и трансформированной основе и переживает процветание в течение всего IV в.

- доцент
- кандидат юридических наук
- профессор кафедры

Оцените автора
Добавить комментарий