Подходы А.Смита и К.Маркса к проблемам капитала, заработной платы и прибыли

СОДЕРЖАНИЕ
1.1 ДЕЙСТВИЕ «НЕВИДИМОЙ РУКИ»
1.2. ИДЕЯ ДЕЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ КОНКУРЕНЦИИ
1.3. ПРЕДМЕТ — ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ
1.4. СМИТОВСКАЯ ТРАКТОВКА ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗАКОНОВ
2.1. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ МАРКСА
2.2. СУЩНОСТЬ КАПИТАЛА
2.3. ОРГАНИЧЕКОЕ СТРОЕНИЕ КАПИТАЛА
2.4. НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА
2.5.ПРИБАВОЧНАЯ СТОИМОСТЬ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

1.1 ДЕЙСТВИЕ «НЕВИДИМОЙ РУКИ»
Центральный мотив – душа «Богатства народов» – это действие «невидимой руки». Сама идея является довольно оригинальной для XVIII в. и не могла быть не замечена современниками Смита. Тем не менее, уже в XVIII в. имела место идея природного равенства людей: каждому человеку, независимо от рождения и положения, должно быть предоставлено равное право преследовать свою выгоду, и от этого выиграет все общество.
Адам Смит развил эту идею и применил ее к политической экономии. Созданное ученым представление о природе человека и соотношении человека и общества легло в основу взглядов классической школы. Понятие «homooeconomicus» («экономический человек») возникло несколько позже, но его изобретатели опирались на Смита. Знаменитая формулировка о «невидимой руке» является чаще всего цитируемым местом из «Богатства народов». Адам Смит сумел угадать ту плодотворнейшую мысль, что при определенных общественных условиях, которые мы в наши дни описываем термином «работающая конкуренция», частные интересы действительно могут гармонически сочетаться с интересами общества.
Ход мыслей Смита можно представить себе так. Главным мотивом хозяйственной деятельности человека является своекорыстный интерес. Но преследовать свой интерес человек может, только оказывая услуги другим людям, предлагая в обмен свой труд и продукты труда. Так развивается разделение труда. Люди помогают друг другу и одновременно способствуют развитию общества, хотя каждый из них — «эгоист» и печется только о своих интересах. Естественное стремление людей улучшить свое материальное положение – это такой мощный стимул, что, если ему предоставить действовать без помех, он сам собой способен привести общество к благосостоянию.
Смит резко выступает против меркантилизма, ограничивающего «естественную свободу» человека – свободу продавать и покупать, нанимать и наниматься…
«Невидимая рука» – это стихийное действие объективных экономических законов. Эти законы действуют помимо воли людей. Введя в такой форме в науку понятие об экономическом законе, Смит сделал важный шаг вперед. Этим он, по существу, поставил политическую экономию на научную основу. Условия, при которых наиболее эффективно осуществляется благотворное действие своекорыстного интереса и стихийных законов экономического развития, Смит называл естественным порядком. У Смита это понятие имеет как бы двойной смысл. С одной стороны, это принцип и цель экономической политики, то есть политики laissez faire (или, как выражается Смит, естественной свободы), с другой – это теоретическая конструкция, «модель» для изучения экономической действительности.
Подобно тому, как в физике были смоделированы «идеальные» газы и жидкости, Смит вводит в экономику понятие «экономического человека» и свободной (совершенной) конкуренции. Реальный человек не может быть сведен к своекорыстному интересу. Точно также при капитализме никогда не было и может быть абсолютно свободной конкуренции. Однако наука не смогла бы изучать экономические явления и процессы, если бы она не делала известных допущений, которые упрощают, моделируют бесконечно сложную и разнообразную действительность, выделяют в ней важнейшие черты.
С этой точки зрения абстракция «экономического человека» и свободной конкуренции была вполне оправданной и сыграла важнейшую роль в экономической науке (в особенности она соответствовала реальности XVIII – XIX столетий).
Примечательна также следующая мысль. Рыночная экономика, не управляемая коллективной волей, не подчиненная единому замыслу, тем не менее, следует строгим правилам поведения. Влияние на рыночную ситуацию действий отдельного человека, одного из множества, может быть неощутимо. И в самом деле, он платит те цены, которые с него запрашивают, и может выбирать только количество товара по этим ценам, исходя из своей наибольшей выгоды. Но совокупность всех этих отдельных действий устанавливает цены; каждый отдельный покупатель подчиняется, а сами цены подчиняются совокупности индивидуальных реакций. Таким образом, «невидимая рука» рынка обеспечивает результат, не зависящий от воли и намерения индивида.

1.2. ИДЕЯ ДЕЦЕНТРАЛИЗОВАННОЙ КОНКУРЕНЦИИ
В XVIII в. был широко распространен предрассудок, согласно которому любое действие, совершаемое ради частного интереса, по одной этой причине идет вразрез с интересами общества. Даже сегодня некоторые представители идей социализма утверждают, что свободная рыночная экономика не служить интересам общества. Смит снял с себя бремя доказательств и создал постулат: децентрализованная, атомистическая конкуренция в определенном смысле обеспечивает «максимальное удовлетворение потребностей». Несомненно, Смит не дал полного и удовлетворительного объяснения своему постулату.
Иногда даже может показаться, что этот постулат держится только на соображении о том, что степени удовлетворения индивидуальных потребностей поддаются арифметическому сложению: если, имея полную свободу, каждый добивается полного удовлетворения индивидуальных потребностей, то общий режим максимальной свободы обеспечит максимальное удовлетворение потребностей общества.
Но на самом деле, пишет М.Блауг, Смит дал гораздо более глубокое обоснование своей доктрины «максимального удовлетворения потребностей». В седьмой главе книги I он показал, что свободная конкуренция стремится приравнивать цены к издержкам производства, оптимизируя распределение ресурсов внутри отраслей. В десятой главе книги I он показал, что свободная конкуренция на рынках факторов производства стремится уравнивать «чистые преимущества этих факторов во всех отраслях и тем самым устанавливает оптимальное распределение ресурсов между отраслями. Он не говорил о том, что различные факторы будут в оптимальных пропорциях сочетаться в производстве или что товары будут оптимально распределяться между потребителями. Он не говорил и о том, что экономия от масштаба и побочные эффекты производства нередко мешают достижению конкурентного оптимума, хотя существо этого явления отражено в рассуждениях об общественных работах. Но он действительно сделал первый шаг к теории оптимального распределения данных ресурсов в условиях совершенной конкуренции, что особенно интересно в свете рассматриваемого нами вопроса.
Справедливости ради следует заметить, что его собственная вера в преимущества «невидимой руки» меньше всего связана с соображениями об эффективности распределения ресурсов в статических условиях совершенной конкуренции. Децентрализованную систему цен он считал желательной потому, что она дает результаты в динамике: расширяет масштабы рынка, умножает преимущества, связанные с разделением труда, – короче, работает, как мощный мотор, обеспечивающий накопление капитала и рост доходов.

1.3. ПРЕДМЕТ — ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ
Полное название книги Смита – «Исследование о природе и причинах богатства народов» – не оставляет сомнения в том, что главным ее предметом является экономическое развитие. Это ясно видно и из того, как он разграничивает производительный и непроизводительный труд, как он выстраивает иерархию производительности отраслей – и больше всего из того, как он рассуждает о направлениях экономической политики, ее воздействии на экономический рост в прошлом, равно как и на развитие экономики различных стран при его жизни.
Но что отличает теорию экономического развития Смита, так это то, как он часто обращается к особенностям социальных условий, которыми определяются материальные интересы. Смит, которого так часто обвиняют в приверженности вульгарной доктрине стихийного согласования интересов, подчеркивает, что мощная побудительная сила личного интереса действует в согласии с интересами общества только в совершенно определенных институциональных условиях.
Чтобы показать это, достаточно будет рассмотреть одно из его рассуждений об услугах государства и (или) об образовательных учреждениях. Примечательна его унижающая критика английского университетского образования, которая сосредоточена на том, что в университетах Оксфорда и Кембриджа отсутствует какая бы то ни было «оплата по результатам»: колледжи получают огромные пожертвования, управляются самими преподавателями, доход большинства преподавателей выплачивается из фондов пожертвований, присутствие студентов на занятиях большей частью принудительное, а в результате доход преподавателей никак не связан с их профессиональными качествами педагогов или ученых. В государственных школах положение много лучше преимущественно оттого, что «вознаграждение школьного учителя в основном, а в некоторых случаях целиком зависит от оплаты, вносимой его учениками». Он приветствовал помощь государства в предоставлении школьных зданий, но предпочитал, чтобы труд преподавателей оплачивался гонорарами частных лиц плюс – как дополнение – небольшой фиксированной суммой в виде стипендии. Его мысль состояла в том, что, получая фиксированное жалование, учитель никогда не будет работать с полным напряжением сил.

1.4. СМИТОВСКАЯ ТРАКТОВКА ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗАКОНОВ
А.Смит внес существенный вклад в анализ экономических законов капитализма. Вклад Смита в разработку экономических законов состоит, прежде всего, в обосновании и активном проведении идеи «естественного порядка» в развитии общественного производства, идеи обусловленности общественного производства материальными факторами. Можно без преувеличения сказать, что для Смита все экономические процессы и категории были проявлением «естественного порядка». Уже во вступлении к «Богатству народов» он писал: «Годичный труд каждого народа представляет собой первоначальный фонд, который доставляет ему все необходимые для существования и удобства жизни продукты…». Отсюда видно, что автор в целом материалистически понимает богатство народов – важнейшую категорию своей системы. Его возникновение и рост выводятся не из чего-либо идеального, а из материального фактора – общественного труда.
Подобным же образом характеризовал ученый природу разделения труда. Он подчеркивал: «Разделение труда, приводящее к таким выгодам, отнюдь не является результатом чьей-либо мудрости, предвидевшей и осознавшей то общее благосостояние, которое будет порождено им…». В основном материалистически объяснялись происхождение и сущность денег и многих других экономических категорий. Более того, материалистический в целом взгляд Адама Смита на развитие общественного производства подкреплялся его резко отрицательным отношением к религии. Он не только причислял священников к непроизводительным слоям населения, но и пренебрежительно относил их к одной из самых легкомысленных профессий.
Смит внес в разработку экономических законов «углубление научных абстракций» при анализе общественного производства. Углубление и расширение метода научной абстракции позволило А.Смиту увидеть и исследовать целый ряд существенных связей общественного производства. Это весомый вклад великого ученого в разработку экономических законов. Развивая трудовую теорию стоимости, А.Смит фактически обосновал закон стоимости. Он, например, утверждал: «Таким образом, один труд… является единственно действительным мерилом, при помощи которого во все времена во всех местах можно расценивать и сравнивать стоимость всех товаров».
Огромная заслуга автора «Богатства народов» заключается не только в том, что он признавал неизбежность обмена товаров в соответствии с их стоимостью. Он попытался раскрыть и механизм действия закона стоимости через колебания рыночных цен вокруг стоимости (вокруг «естественной цены»). «Фактическая цена, за которую обычно продается товар, — писал он, — называется его рыночной ценой. Она может или превышать его естественную цену, или быть ниже ее, или же в точности совпадать с нею». Причем выясняется и основная причина подобных колебаний – соотношение между спросом на товары и их предложением.
Примечательно, что А.Смит пытается показать принципиальную разницу между прибылью и заработной платой. Он определенно не согласен считать прибыль на капитал платой за труд предпринимателя по надзору и управлению. Он вполне уверен, что «эта прибыль… устанавливается совсем на иных началах, и не стоит ни в каком соответствии с количеством, тяжестью или сложностью этого предполагаемого труда по надзору и управлению». Прибыль и в своей динамике вступает в противоречие с заработной платой: «Возрастание капитала, увеличивающее заработную плату, ведет к понижению прибыли». По мнению К.Маркса, «Смит уловил истинное происхождение прибавочной стоимости», установил закон ее происхождения.
Исследуя рыночную конкуренцию, шотландский экономист прозорливо увидел также устойчивую зависимость рыночных цен от взаимодействия между спросом на товары и их предложением. «Рыночная цена каждого отдельного товара, — читаем мы, — определяется отношением между количеством, фактически доставленным на рынок, и спросом на него…». Далее специально рассматривается абсолютный спрос и действительный спрос, на примерах показывается существенная разница между ними. Все это означает, что А.Смит определенно нащупал действие закона спроса и предложения.
А.Смит внес определенный вклад в разработку многих других экономических законов. И этот вклад, несомненно, огромен. Но стоит, на мой взгляд, отметить общее: своеобразная трактовка и рассмотрение различных экономических законом Смитом в определенной степени способствовало их дальнейшему развитию в экономической науке.

2.1. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОБЩЕЙ ТЕОРИИ МАРКСА
По признанию самого К. Маркса, как ученый он исходил одновременно из трех научных источников: английской классической политической экономии Смита и Рикардо, немецкой классической философии Гегеля и утопического социализма. У Смита и Рикардо им заимствованы трудовая теория стоимости, положения закона тенденции нормы прибыли к понижению, производительного труда. У вторых — идеи диалектики и материализма, у третьих — понятие классовой борьбы, элементы социологического устройства общества. К.Маркс является не единственным в числе исследователей начала и середины XIX в., рассматривавших политику и государство как вторичные явления по отношению к социально-экономическим, предпочитавших, следуя причинно-следственному подходу, классифицировать экономические категории как первичные и вторичные, считавших экономические законы, капитализм и соответственно рыночный механизм хозяйствования временными.
Однако центральное место в методологии исследования К.Маркса занимает его концепция базиса и надстройки, о которой он заявил еще в 1859 г. в работе «К критике политической экономии”. Основная идея в этом произведении была сформулирована так: «В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли, не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание”. Между тем, по большому счету, в концепции базиса и надстройки предпринята попытка дать экономическую интерпретацию истории с учетом развития производительных сил и производственных отношений, которая подсказывает, по замыслу К. Маркса, процесс перехода от капитализма к социализму, ибо «буржуазной общественной формацией, — пишет он, — завершается предыстория человеческого общества”. По Марксу, недиалектический подход и необоснованное признание законов капиталистической экономики универсальными, не позволили понять представителям классической политической экономии, которые собственно открыли эти законы, что они имеют специфический и преходящий характер.
Обращаясь к сути рассматриваемой концепции К.Маркса, следует заметить, что идея анализа общественного развития как чередования базиса и надстройки не проста в применении. Например, «производительные силы зависят одновременно от технической оснащенности и от организации совместного труда, которая в свою очередь зависит от законов собственности. Последние принадлежат к юридической сфере. Но «право — это часть государства, а последнее относится к надстройке. Мы снова сталкиваемся с трудностью отделения базиса и надстройки». Но, несмотря на это, с тех пор, да и сейчас, «для марксиста экономический подход означает, что организация производства играет решающую роль, предопределяя социальную и политическую структуру, и основной упор он делает на материальных благах, целях и процессах, конфликте между рабочими и капиталистами и всеобщем подчинении одного класса другому».
По убеждению К. Маркса, капитализм, эра которого «берет свое начало в XVI веке”, исключает гуманизацию общества и демократию из-за частной собственности на средства производства и анархии рынка. В этой системе трудятся ради прибыли, имеет место эксплуатация одного класса другим, а человек (и предприниматель и рабочий) становится чуждым самому себе, так как не может самореализоваться в труде, деградировавшем лишь в средство существования в условиях непредсказуемого рынка и жесткой конкурентной борьбы. А что касается подлинной свободы вне труда, т.е. свободного времени, то оно, по Марксу, «мерилом богатства” станет не при капитализме, а при коммунизме. Однако у автора «Капитала” действительно «нет никаких убедительных данных ни о том моменте, когда капитализм перестанет функционировать, ни даже о том, что в данный конкретный момент он должен перестать функционировать». Маркс представил определенное число доводов, позволяющих считать, что капиталистический строй будет все хуже и хуже функционировать, однако он не доказал экономически, что внутренние противоречия капитализма разрушат его.
Следует подчеркнуть, что в доводах К.Маркса о неизбежном крахе капитализма главным является не нарушение рыночных принципов распределения доходов между классами общества, а то, что эта система не обеспечивает полной занятости, тяготеет к колониальной эксплуатации и к войнам. Общественным идеалом он считает социализм и коммунизм, называя их фазами неантагонистического коммунистического общества, при котором средства производства не будут более объектом индивидуального присвоения и каждый человек обретет свободу.
Впрочем, убежденность К.Маркса в торжестве идеалов бесклассового общества зиждется, прежде всего на теории классов, ставшей достоянием классической политической экономии еще со времен физиократов и А. Смита. Считая себя последователем «классиков”, он действительно занимался «в основном проблемой экономического роста, а именно роста благосостояния и дохода, а также проблемой распределения этого растущего дохода между трудом, капиталом и землевладельцами”, т.е. между классами. Но центральной идеей его теории классов является классовая борьба с тенденцией к упрощению и поляризации общественных групп вокруг главных классов общества.
Еще в «Манифесте Коммунистической партии” К.Маркс писал: «История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов. Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче, угнетающий и угнетаемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели непрерывную то скрытую, то явную борьбу, всегда кончавшуюся революционным переустройством всего общественного здания или общей гибелью борющихся классов”.

2.2. СУЩНОСТЬ КАПИТАЛА
Маркс предложил две схемы обращения средств: Т-Д-Т (товар – деньги – товар или продажа ради купли) и Д-Т-Д (купля ради продажи). Именно эти две схемы по Марксу иллюстрируют различие между деньгами как средством обращения и как капиталом соответственно. К.Маркс различает деньги, затрачиваемые на товар в каждой из этих схем в случае Т-Д-Т речь идёт о потреблении и в конечном итоге о потребительской стоимости. А в схеме Д-Т-Д затраты составляют не потребительскую, а меновую стоимость. Однако Маркс подчёркивал, что схема Д-Т-Д верна и имеет смысл только в таком виде: Д-Т-Д’, где Д’= Д+(Д. То есть только в случае приращения первоначально авансированной суммы. Сам К.Маркс сказал так: «Это приращение… я называю прибавочной стоимостью.” И благодаря ей «первоначально авансированная стоимость не только сохраняется в обращении, но и изменяет свою величину… И как раз это движение превращает её в капитал”. Маркс, исходя из этого, утверждал, что данное движение имеет форму кругооборота, т.к. получаемая в результате меновой сделки прибавочная стоимость сразу же становится частью первоначально авансированной стоимостной уже в новом цикле. И так будет до тех пор, пока эта стоимость будет находиться в сфере обращения. Извлечённый из оборота капитал прибавочной стоимости не даёт.
Самодвижущуюся, самовозрастающую стоимость Маркс и называл капиталом. Движение капитала с целью возрастания его стоимости К.Маркс назвал самоцелью этого капитала и счёл, что это движение ничем не ограничено. А формулу Д-Т-Д’ – всеобщей формулой капитала. Марксом дано и такое яркое определение капитала: ”Превращая деньги в товары, которые служат вещественными элементами нового продукта, или факторами процесса труда, присоединяя к их мёртвой предметности живую рабочую силу, капиталист превращает стоимость – прошлый, овеществлённый, мёртвый труд – в капитал, в самовозрастающую стоимость…”. Маркс дал такое определение капитала: ”Обращающиеся деньги, употреблённые с производительной целью”. Деньги, счёл Маркс, это одна из форм капитала. Именно они определяют его величину в численном выражении и потому они являются исходным и конечным пунктом процесса возрастания стоимости.
Однако само обращение денег и товаров ещё не создаёт приращения капитала, т.е. прибавочной стоимости. Оно только перераспределяет уже созданный капитал. А потому торговый и ростовщический капитал не являются самовозрастающими. Изменение стоимости денег, которые должны обратиться в капитал, не может совершиться в самих деньгах, т.к. это всего лишь средство реализации цены товаров, покупаемых или продаваемых. Не возникает это изменение и в части формулы Т – Д’, потому, что в данном случае происходит лишь перевод товара из натуральной в денежную форму. Следовательно, изменение стоимости денег должно произойти в части Д – Т, т.е. возникнуть только из потребительский стоимости товара. Но для этого товар должен обладать тем свойством, что его потребление было бы овеществлением труда, а следовательно созданием стоимости. По Марксу, такой товар – это способность к труду или рабочая сила. Именно она создаёт приращение капитала при потреблении самой рабочей силы. Таким образом, владелец денег может превратить их в самовозрастающий капитал только в том случае, если найдёт на рынке свободных рабочих. поэтому капитализм сложился гораздо позже возникновения товарного и денежного обращения. Только когда рабочая сила рабочего приняла форму товара, принадлежащего ему, а труд рабочего стал наёмным, началась капиталистическая эпоха.
Приращение капитала произойдёт только при производстве потребительской стоимости, обладающей меновой стоимостью, и производстве стоимости и прибавочной стоимости одновременно.
Кроме того, К.Маркс первым вывел формулу К=c+v, где К – капитал, с – денежная сумма, израсходованная на средства производства, v – сумма, потраченная на рабочую силу, т.е. заработная плата. С представляет собой часть стоимости, превращённую в постоянный капитал, v – часть стоимости, превращённой в переменный капитал. Следовательно, первоначально К=с+v. В
процессе призводства получается товар, стоимость которого равна с+v+m, где m – прибавочная стоимость, а сам капитал возрастёт на m и составит К’=К+m. К.Маркс считал, что прибавочная стоимость – следствие изменения стоимости v, т.е. части капитала, превращённой в рабочую силу. Поэтому v+m=v+(v (прирост v).
Маркс дал следующее определение сущности капитала: «В процессе производства капитал развился в командование над трудом, т.е. над действующей рабочей силой, или самим рабочим. Персонифицированный капитал, капиталист, наблюдает за тем, чтобы рабочий выполнял своё дело как следует и с надлежащей степенью интенсивности… капитал развился в принудительное отношение, заставляющее рабочий класс выполнять больше труда, чем того требует узкий круг его собственных потребностей.” Короче сущность капитала Маркс однажды сформулировал так: «Капитал есть средство господства над производством”.

2.3. ОРГАНИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ КАПИТАЛА
Именно Марксу принадлежит большая роль в изучении органического строения капитала, который он делил на постоянный и переменный капитал. Деление это происходит из двойственной природы труда. Это значит, что в процессе производства создаётся новая стоимость и одновременно сохраняется старая, т.е. окупаются и рабочая сила, и сырьё, и топливо или энергия, и производственные строения, и станки. В «Капитале” Маркс сказал об этом так: «Как…целесообразная производительная деятельность…, труд одним своим прикосновением воскрешает средства производства из мёртвых; одушевляя эти средства производства, он превращает их в факторы процесса труда и соединяется с ними в продукты”. Таким образом, труд присоединяет к стоимости сырья и орудий труда новую стоимость, а в своём полезном свойстве, как процесс производства, он перенести на продукт стоимость этих средств производства и таким образом сохраняет их стоимость в продукте. Отсюда двойственность результата труда, совершаемого в одно и то же время.
Средства производства не утрачивают своей стоимости одновременно со своей потребительной стоимостью, т.к. вследствие процесса производства они утрачивают лишь первоначальную форму своей потребительной стоимости и только затем, чтобы в продукте приобрести форму другой потребительной стоимости. Поэтому средства производства переносят свою потребительную стоимость на продукт по частям, и только ту стоимость, которую утрачивают как средства производства. Например, станки полностью переносят свою меновую стоимость на производимые продукты в течение срока своей эксплуатации. Маркс установил, что средство производства никогда не отдаёт продукту больше стоимости, чем оно утрачивает в процессе труда вследствие уничтожения своей собственной потребительной стоимости. В «Капитале” на этот счёт Марксом указано, что «…известный фактор процесса труда, известное средство производства, целиком принимает участие в процессе труда, но лишь частью – в процессе образования стоимости”. Т.е.”…одно и то же средство производства как элемент процесса труда целиком входит в данный процесс производства, а как элемент образования стоимости входит частями”. А стоимость средств производства Марксом определена таким образом: ”…стоимость определяется не тем процессом труда, в который они входят как средства производства, а тем процессом труда, из которого они выходят как продукт”. Из всего вышеописанного Марксом был сделан следующий вывод: «Изобразив те различные роли, которые различные факторы процесса труда играют в образовании стоимости продукта, мы тем самым охарактеризовали функции различных составных частей капитала в процессе его собственного возрастания. Избыток всей стоимости продукта над суммой стоимости элементов, участвующих в его образовании, есть избыток возросшего в своей стоимости капитала над первоначально авансированной капитальной стоимостью. Средства производства, с одной стороны, рабочая сила – с другой, представляют собой лишь различные формы существования, которые приняла первоначальная капитальная стоимость в результате совлечения с себя денежной формы и своего превращения в факторы процесса труда.
Итак, та часть капитала, которая превращается в средства производства, т.е. в сырой материал, вспомогательные материалы и средства труда, в процессе производства не изменяет величины своей стоимости. Поэтому я называю её постоянной частью капитала или, короче, постоянным капиталом.
Напротив, та часть капитала, которая превращена в рабочую силу, в процессе производства изменяет свою стоимость. Она воспроизводит свой собственный эквивалент и сверх того избыток, прибавочную стоимость, которая в своя очередь может изменяться, быть больше или меньше. Из постоянной величины эта часть капитала непрерывно превращается в переменную. Поэтому я называю её переменной частью капитала, или…переменным капиталом. Те самые составные части капитала, которые с точки зрения процесса труда различаются как объективные и субъективные факторы, как средства производства и рабочая сила, с точки зрения процесса увеличения стоимости различаются как постоянный капитал и переменный капитал.”
Поэтому даже изменения в стоимости средств производства, пусть и воздействующих после их вступления в процесс производства, не изменяет их характера как постоянного капитала. И также изменение отношения между постоянным и переменным капиталом не затрагивает их функционального значения, их различия как постоянного и переменного капитала.
Кроме вышеописанного строения капитала Маркс различал и стоимостное и техническое строение капитала. Если рассматривать строение со стороны стоимости, оно определяется тем отношением, в котором капитал делится на постоянный и переменный, это – стоимостное строение капитала. А если рассматривать строение капитала со стороны материала, функционирующего в процессе производства, всякий капитал делится на средства производства и живую рабочую силу (в этом случае строение определяется отношением между массой применяемых средств производства и количеством труда, необходимого для их применения), это – техническое строение капитала. Они тесно взаимосвязаны: стоимостное строение капитала определяется техническим и отражает в себе изменения технического строения. И именно под стоимостным строением капитала Маркс подразумевал органическое в самой формулировке строения капитала.
Многочисленные индивидуальные капиталы, вложенные в определённую отрасль производства, так или иначе отличаются друг от друга по своему строению. Среднее этих капиталов даёт строение капитала во всей данной отрасли. А среднее отраслевого строения капитала по всем отраслям даст строение общественного капитала, т.е. всей сферы производства. А если рассмотреть изменение строения капитала вследствие его накопления, то, по мнению Маркса, имеет место изменение технического строения капитала, опосредованно отражающееся на изменении стоимостного строения. Оно происходит из-за возрастания массы средств производства по сравнению с массой рабочей силы. По-другому это изменение называется увеличением производительности труда. Однако разность между постоянным и переменным капиталом возрастает значительно медленнее, чем между массой средств производства, в которую обращается постоянный капитал, и массой рабочей силы, в которую обращается переменный капитал. Причина в том, что с ростом производительности труда одновременно возрастает объём потребляемых им средств и уменьшается их стоимость по сравнению с их объёмом.

2.4. НАКОПЛЕНИЕ КАПИТАЛА
Накопление капитала – естественный для капитализма процесс, счёл К.Маркс. Ведь основой капиталистического производства является обращение некоторой суммы денег в средства производства и рабочую силу, превращение средств производства рабочей силой в товары, стоимость которых больше стоимости средств, затраченных на их производство, их реализация, вложение в средства производства и рабочую силу, и т.д. Этот кругооборот капитала самой своей природой вызывает его накопление вследствие расширенного воспроизводства (или самовозрастания, по Марксу).
Прибавочный капитал Маркс называл присвоенным и неоплаченным трудом рабочих. Средства производства, к которым прилагалась добавочная рабочая сила, и жизненные средства на поддержание её существования в этом случае – составные части прибавочного продукта. Маркс счёл, что добавочный труд, создавший этот добавочный продукт, а следовательно и некоторый капитал, за этот продукт вырученный создаст условия для приобретения добавочного количества труда. Всё это не вызывает никакого недоумения. Маркс считает несправедливым то, что происходит в результате окончания очередного витка производства, а именно: то, что продукт принадлежит капиталисту, а не рабочему; и то, что стоимость этого продукта, кроме стоимости авансированного капитала , включает в себя и прибавочную стоимость, стоившую рабочему труда и ничего не стоившую капиталисту, однако являющуюся его (капиталиста) собственностью. А цель этого бесконечно расширяющегося накопления Маркс видит в самом накоплении, цель производства – производство.
Прибавочная стоимость, присвоенная капиталистом распадается на доход (то, что капиталист тратит на себя лично) и капитал (величина накопления). По Марксу величина накопления напрямую зависит от степени эксплуатации рабочей силы, т.е. от нормы прибавочной стоимости (отношения величины прибавочной стоимости к стоимости рабочей силы).
Потом, многие отрасли производства не требуют увеличения постоянного капитала при расширении области накопления. В добывающей промышленности, например, не требуется платить за предмет труда – он бесплатно предоставляется природой. В общем, овладев двумя первичными созидателями капитала – землёй и рабочей силой – капитал способен расшириться, что позволяет вывести элементы накопления за рамки, казалось бы, определённые ему стоимостью и массой уже произведённых средств производства.
Другим важным фактором накопления капитала является уровень производительности труда. Ведь с её ростом падает стоимость рабочей силы, следовательно норма прибавочной стоимости растёт. Неизменная стоимость постоянного капитала выражается в большей массе средств труда, материалов труда и т.п. и потому доставляет больше элементов, образующих продукт.
Кроме того, если средства труда теряют свою стоимость, превращая её в стоимость товара, постепенно, по частям, а применяются целиком, то оказывают даровые услуги прошлого овеществлённого труда, такие же, какие оказывает природа.
Маркс признаёт, что в некоторых случаях спрос на рабочую силу может превысить предложение, что приведёт к некоторому повышению заработной платы. Однако считает это исключением, не меняющим сути капиталистического воспроизводства: накопление капитала – увеличение пролетариата, т.к. воспроизводство пролетариата по Марксу это средство воспроизводства капитала. Повышение цены труда, вытекающее из накопления капитала, предполагает следующую альтернативу: либо цена труда повышается, потому, что не препятствует процессу накопления, либо накопление уменьшается до тех пор, пока не уравняются капитал и доступная для эксплуатации рабочая сила. Неоплаченный труд может уменьшаться лишь до некого предела – предела, по достижении которого предприниматель-капиталист лишится прибыли, цели всего капиталистического производства. Короче говоря, Маркс нашёл, что «независимой переменной” является величина накопления, а не величина заработной платы. Следовательно закон капиталистического накопления, заключает Маркс, состоит в том, что природа накопления исключает всякое уменьшение степени эксплуатации труда или всякое повышение его стоимости, которое могло бы серьёзно угрожать постоянному воспроизводству капиталистического отношения, притом, воспроизводству в расширяющемся масштабе. Маркс считает, что при капитализме рабочий существует только для потребности увеличения уже имеющихся стоимостей, вместо того, чтобы богатство существовало для потребностей развития самого рабочего.
Маркс вывел закономерность уменьшения массы труда по отношению к массе средств производства в связи с ростом производительности труда. Это изменение технического строения капитала отражается и на его стоимостном строении: доля постоянного капитала постоянно увеличивается, соответственно падает доля переменного капитала. Постоянно возрастает по Марксу и концентрация средств производства. Да и само накопление капитала представляется как возрастающая концентрация средств производства и командования над трудом. Однако имеет место и перераспределение существующих капиталов, их укрупнение. А два наиболее мощных рычага централизации – кредиты и конкуренция. Централизация тем и отличается от концентрации, что это не выражение воспроизводства, а выражение укрупнения капитала. Централизация – всего лишь средство ускорения и усиления процесса накопления капитала. Накопление, по Марксу, в связи с описанной закономерностью вызывает абсолютное сокращение спроса на труд. А потому Маркс счёл, что большая часть рабочих будет выталкиваться из производства и образовывать «избыточное рабочее население”, являющееся «промышленной резервной армией”, независимой от границ действительного роста населения. В отличие от Мальтуса, К.Маркс понял, что это не абсолютно, а относительно избыточный рост рабочего населения. А потому существование безработицы – необходимое условие капиталистического строя.
Вывод Маркс делает такой: ”…с прогрессом накопления больший переменный капитал, с одной стороны, приводит в движение большее количество труда, не увеличивая количества рабочих; с другой стороны, переменный капитал прежней величины приводит в движение большее количество труда при прежней массе рабочей силы и, наконец, вытесняя рабочие силы высшего класса, приводит в движение большее количество рабочих низшего класса.” Под рабочими низшего класса Маркс подразумевает женщин, детей, неопытных и малоквалифицированных рабочих, под высшим – мужчин, опытных, высококвалифицированных и физически развитых.
Капитал, исходя из вышесказанного, одновременно воздействует на спрос и на предложение рабочей силы. Если его накопление увеличивает спрос на труд, то оно же увеличивает и предложение рабочей силы, высвобождая с помощью машин относительно избыточную массу рабочей силы. А давление незанятых рабочих принуждает занятых давать большее количество труда, что делает предложение труда достаточно независимым от предложения рабочей силы.
Как вывод, Маркс пишет: ”Относительная величина промышленной резервной армии возрастает вместе с возрастанием сил богатства. Но чем больше резервная армия по сравнению с активной рабочей армией, тем обширнее постоянное перенаселение, нищета которого прямо пропорциональна мукам труда активной рабочей армии. Наконец, чем больше нищенские слои рабочего класса и промышленная резервная армия, тем больше официальный пауперизм. Это абсолютный, всеобщий закон капиталистического накопления”.
Потом, Маркс посчитал, что все методы повышения производительности труда, а следовательно и расширение накопления делаются за счёт рабочих, а потому по мере накопления капитала положение рабочих якобы должно ухудшаться вне зависимости от абсолютного размера оплаты его труда. А относительное перенаселение поддерживается накоплением капитала. Следовательно, накопление капитала на одном полюсе общества – накопление нищеты на другом. Отсюда Маркс выводил антагонизм между двумя классами промышленного общества – пролетариатом и буржуазией.
Время показало, что многие выводы Маркса относительно накопления капитала были верны лишь для эпохи «дикого” капитализма. Сейчас, в эпоху НТР многие идеи «Капитала” не выдержали проверки временем.

2.5. ПРИБАВОЧНАЯ СТОИМОСТЬ
По Марксу, цель эксплуатации рабочих, цель любого процесса капиталистического производства – получение прибавочной стоимости. Его суть, пишет К.Маркс, в удлинении рабочего дня за те границы, в которых рабочий производит только эквивалент стоимости своей рабочей силы, и присвоении этого прибавочного труда капиталом. Вот его мысль по этому поводу: «…действием рабочей силы не только воспроизводится её собственная стоимость, но и производится кроме того избыток стоимости. Эта прибавочная стоимость образует избыток стоимости продукта над стоимостью элементов, потреблённых для образования продукта, т.е. над стоимостью средств производства и рабочей силы.”
Сразу надо указать – производство абсолютной прибавочной стоимости связано только с длиной рабочего дня и является исходным пунктом производства относительной прибавочной стоимости. Его же цель – повысив производительность труда, сократить рабочее время, затрачиваемое на производство эквивалента заработной платы. Или иначе: получение абсолютной прибавочной стоимости просто увеличивает рабочий день, а получение относительной прибавочной стоимости меняет соотношение между необходимым трудом (производящим эквивалент заработной платы) и прибавочным трудом (производящим собственно прибавочную стоимость) в сторону увеличения доли прибавочного труда.
Очень большое значение Маркс придавал норме прибавочной стоимости или, по-другому, норме эксплуатации рабочей силы. Он вывел следующие формулы: (прибавочная стоимость)/(переменный капитал) = (прибавочная стоимость)/(стоимость рабочей силы)=(прибавочный труд)/(необходимый труд). Две первых в виде отношения стоимостей выражают то же, что последняя выражает в виде отношения отрезков времени, за которое вырабатываются эти стоимости.
Карл Маркс считал, что капиталистом оплачивается не труд, а рабочая сила трудящегося. Поэтому капиталист получает в период необходимого труда продукт, равный авансированной цене рабочей силы, а в период прибавочного труда получает продукт вообще бесплатно. Потому прибавочный труд можно назвать неоплаченным трудом, в обладании которым Маркс и видел тайну самовозрастания капитала.
При определении нормы и массы прибавочной стоимости Маркс вывел несколько законов: во-первых, масса производимой прибавочной стоимости равна величине авансированного переменного капитала, умноженной на норму прибавочной стоимости (которую я привёл выше) или стоимости одной рабочей силы, умноженной на степень её эксплуатации (т.е. на отношение прибавочного труда к необходимому) и на количество одновременно применяемых сил. Во- вторых, абсолютная граница среднего рабочего дня, по природе не превышающего 24 часа, образует абсолютную границу для компенсации уменьшения переменного капитала увеличением нормы прибавочной стоимости или для уменьшения числа эксплуатируемых рабочих путём повышения степени эксплуатации рабочей силы. В-третьих, чем больше переменный капитал, тем больше масса производимой и прибавочной стоимости. Следовательно, при заданной норме прибавочной стоимости и заданной стоимости рабочей силы, масса производимой прибавочной стоимости прямо пропорциональна величине авансированного переменного капитала. Речь во всех перечисленных законах идёт об абсолютной прибавочной стоимости.
Что касается относительной, то для её увеличения по Марксу должна произойти «революция в производственных условиях его труда, т.е. в его способе производства, а потому и в самом процессе труда.” Под «повышением производительности силы труда» он подразумевал любое изменение в процессе труда, сокращающее рабочее время, необходимое для производства какого-либо товара, так, что меньшее количество труда приобретает способность произвести большее количество потребительской стоимости. Кроме того, при повышении производительности труда, считал Маркс, понижается стоимость рабочей силы, что уменьшает время производства продукта, эквивалентного ей по стоимости и соответственно увеличивает прибавочный труд.
Увеличение его Маркс описывает в свойственном ему стиле: ”…капиталист, применяющий улучшенный способ производства, присваивает в виде прибавочного труда большую часть рабочего дня, чем остальные капиталисты той же самой отрасли производства”.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Не смотря на то, что некоторые ученые-экономисты утверждают, что «не надо изображать Адама Смита основателем политической экономии, все же он достоин высокого звания основателя экономической науки и заслуженно носит звание великого ученого, о котором даже поэты упоминали в своих произведениях.
Воздавая должное Адаму Смиту или любому другому экономисту, мы всегда должны понимать, что умение блестяще справляться с чисто аналитическими задачами – это совсем не то, что твердо следовать глубинной логике экономических связей. Прекрасная техника далеко не всегда подразумевает прекрасное же понимание экономической сущности явлений, и наоборот. Если судить Смита по стандартам аналитических приемов, то он не самый великий экономист XVIII в. Но Смиту нет равных ни в XVIII, ни даже в XIX в., по глубокому и точному проникновению в сущность экономического процесса, по экономической мудрости, а не по теоретической элегантности.
Теория Маркса была не совершенна. Может возникнуть вопрос является ли он великим ученым или «популистом», стремящимся создать себе популярность раздачей невыполнимых обещаний всем тем, кто недоволен своим общественным положением? Но было бы несправедливо не замечать значительных его заслуг перед экономической теорией.
Во–первых, он создал новый язык классической экономической науки, основанный на представлениях о переменном капитале и прибавочной стоимости. Это позволило ему выявить ряд важных черт той экономической системы, которую он называл «капитализмом».
Во–вторых, ему удалось выявить некоторые важные тенденции развития рыночной экономики XIX века и начала XX века (такие, например, как растущая концентрация производства и капитала, усиление кризисных явлений в экономических циклах, действительно наблюдавшееся до второй мировой войны).
В–третьих, ему удалось показать, что если будущее не является неопределенным и, соответственно, не возникает проблем с измерением будущей стоимости, то экономически вполне возможно существование централизованной рыночной экономики с общественной собственностью на средства производства, в котором реализуем принцип распределения «по труду». Однако ему не удалось показать, что в таком обществе реализуем принцип «от каждого по способностям, каждому по потребностям».
Трагедия Маркса — исследователя состояла в том, что созданная им социально-экономическая теория объединяет в единое целое несовместимые альтернативы. При анализе каждой из альтернатив Маркс проявляет себя незаурядным исследователем, вносящим вклад в развитие экономической мысли. Однако пользоваться его теорией как целым опасно, поскольку это целое ложно (логически несовместимое, как утверждает логика, не просто ложно, оно необходимо ложно). А из логически ложной теории можно получить, не совершая при этом никаких логических ошибок, любые (какие хочешь) утверждения, что было известно уже древним софистам. Этим и занимались впоследствии марксисты, пока не обнаружилось, что теория Маркса бессильна, потому что она ложна.
Отмеченные «прорехи» в учении Маркса нельзя объяснить недостатком его научной проницательности, так как Маркс обладал выдающимися исследовательскими способностями. Скорее всего, их появление вызвано тем, что он хотел быть не просто ученым, а пророком, вещающим неведомую остальным истину.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Булатов А.С. «Экономика», М. 2001 г.
2. Костюк B.H. «История экономических учений». М. 2001 г.
3. Ядгаров Я.С. «История экономических учений». М. 2000 г.

- доцент
- кандидат юридических наук
- профессор кафедры

Оцените автора
Добавить комментарий