Экономисты английской классической школы: А. Смит, Д. Рикардо, Дж. Ст. Милль

ВВЕДЕНИЕ
Спад экономики России в последние годы замедлился, но общая экономическая ситуация в стране все еще остается напряженной. Есть целый ряд проблем, стоящих на пути развития страны и, следовательно, требующих мобилизации экономических ресурсов, разработки четкого и конкретного плана действий для преодоления трудностей переходной экономики. Актуальность данной работы заключается в том, что на практике принять правильное решение нельзя без глубокого знания законов, регулирующих экономическую деятельность, понимания структуры и функций экономической системы. Тем более значимыми и актуальными становятся учения классической буржуазной политэкономии, заложившей постулаты рынка свободной конкуренции и создавшей первую взаимосвязанную и взаимообусловленную экономическую систему. Но эти знания нужны не только для правильного понимания сегодняшних реалий, а также для осмысления истории. В эпоху становления капиталистического способа производства указанные учения сыграли значимую роль как в теоретическом обосновании новой системы, так и в борьбе за ее развитие.
Меркантилизм исторически изжил себя в новую эпоху, когда в экономике стал господствовать не торговый, а промышленный капитал. Ему на смену пришла классическая политическая экономия. Это направление экономической теории признавало действительным источником богатства производство материальных благ. Оно стало рассматривать хозяйственную деятельность в виде производства, распределения обмена и потребления полезных вещей. Классическая политическая экономия перешла к исследованию сущности экономических явлений (например, обмена товаров на деньги) и законов хозяйственного развития.
Выдающимся основоположником английской классической политической экономии является Адам Смит (1723-1790 гг.). Он впервые систематизировал научные знания и изложил их в книге «Исследование о природе и причинах богатства народов». После этого история экономических учений стала преподаваться в высших учебных заведениях. В эпоху, когда в Европе царил феодальный гнет и произвол, А.Смит смело выступил за торжество нового общественного устройства, в котором развитие хозяйства идет в соответствии с объективными законами экономики. Естественным порядком в области экономической жизни он считал господство частной собственности, свободную конкуренцию и свободную торговлю, невмешательство государства в хозяйственную деятельность.
Классическая политическая экономия создала свое учение о богатстве общества. Она установила, что природа, образно говоря, мать богатства. Она снабжает людей средствами жизни (рыба, плоды, руды и т.д.). Отцом богатства был провозглашен труд (английский экономист Петти). Он явился зачинателем трудовой теории стоимости.
Идеи А.Смита в последующем были развиты другим английским экономистом Д.Рикардо (1772-1823 гг.) В работе «Цена золота» он заложил основы количественной теории денег, где он с критических позиций излагал свои суждения по теории стоимости, ЗП, капитала, земельной ренты и т.д.
Близким к представителям классической политической экономии является англ. экономист Милль (1806-1876 гг.). Он считал, что законы производства не зависят от социально-экономического строя, тогда как распределение можно регулировать. Стоимость он сводил только к издержкам производства, был сторонником реформ, сдерживающих рост народонаселения.

ГЛАВА 1 « ЭКОНОМИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ АДАМА СМИТА»
Английская политэкономия создала трудовую теорию стоимости. В ней утверждалось, что труд работников, производящий товары, создает их стоимость. Последняя соизмеряет между собой товары и деньги. Применяя трудовую концепцию стоимости к изучению капиталистической экономики, А.Смит основал теорию прибавочной стоимости. Он считал, что фабричные рабочие своим трудом создают новую стоимость. Последняя лишь частично достается им — (ЗП), остальную часть — прибавочную стоимость — присваивают капиталисты. За счет прибавочной стоимости они расплачиваются за банковский процент, за аренду земли у землевладельцев и получают личный доход (предпринимательскую прибыль).
В основу своих воззрений А. Смит положил идею естественного порядка. Он исходил из того, что люди, оказывая друг другу услуги, обмениваясь трудом и его продуктами, руководствуются стремлениями к личной выгоде. Но, преследуя личную выгоду, каждый человек, считал он, способствует интересам всего общества — росту производительных сил. В связи с этим он пишет о «невидимой руке», которая управляет сложным взаимодействием хозяйственной деятельности индивидуумов. Экономическая жизнь, по Смиту, развивается отдельно и независимо от воли людей и их сознательных устремлений. Это позволило ему сделать вывод об определении экономических явлений, стихий по складывающимся объективным законам. Однако, руководствуясь такими воззрениями, А. Смит не смог отобразить исторически преходящего характера способов производства: он рассматривал экономические категории в качестве вечных, а не исторических законов.
Как и представители классической школы, А. Смит стремился проникнуть во внутреннюю физиологию общества и в связи с этим широко пользовался методом логической абстракции. Но не менее важной задачей политической экономии он считал необходимость показать конкретную картину экономической жизни, выработать рекомендации для экономической политики. Для достижения этой цели он сводил в систему поверхностные явления без связи их с внутренним способом исследования, которым пользовался в первом случае. Это привело к определенному дуализму его методологии. В результате экономическая система А. Смита унаследовала все противоречия его метода исследования. И ярким примером тому является двойственность трактовки стоимости. Свое влияние на экономические взгляды А. Смита оказало и недостаточное понимание им исторических процессов замены одних экономических отношений другими.

1.1. Теория разделения труда, обмена и денег
Разделение труда занимает ключевое место в экономической системе А. Смита. Основополагающее значение этого элемента А. Смит мотивировал, во-первых, тем, что разделение труда является причиной, стимулирующей производительность. Он считал, что разделение труда повышает производительность тремя способами:
• увеличением ловкости каждого отдельного рабочего;
• сбережением времени при переходе от одного вида деятельности к другому;
• стимулированием изобретения и производства машин, облегчающих и сокращающих человеческий труд.
Развитие же производства определяет все благосостояние страны.
Во-вторых, он видел общую совокупность индивидов, эгоистичных по своей сущности, и единственным звеном, которое соединяет их в систему, считал разделение труда, возникшее из-за природной склонности человека к обмену. В теории разделения труда А. Смит отобразил тенденцию к развитию машинного производства. Он утверждал, что объем производства и потребления продуктов определяется двумя главными факторами: долей населения, занятого производительным трудом, и уровнем производительности труда. Будучи объективным наблюдателем, он отобразил процесс превращения рабочего в специализированную машину, резкое ухудшение условий его труда. Чтобы прервать данную тенденцию, грозящую вырождением значительного числа населения, А. Смит был согласен даже прибегнуть к помощи государства, хотя в принципе был против его вмешательства в экономику. Однако А. Смит не замечал принципиального различия между разделением труда внутри мануфактуры и разделением труда в обществе, между предприятиями и отраслями. Все общество представлялось ему гигантской мануфактурой, а разделение труда — всеобщей формой сотрудничества индивидов.
Тема денег органически связана с темой разделения труда, т.к. у А. Смита деньги выступали в качестве средства обмена («великого колеса обращения»). А. Смит подчеркивал стихийное возникновение денег как специфического товара. Он выводил деньги и кредит из нужд производства и обращения, видел их подчиненную роль. Но А. Смит недооценивал обратное влияние денежно-кредитных факторов на производство. Слабым местом в концепции денег было и занижение других их функций. Кредит же А. Смит рассматривал лишь как средство активизации капитала.
Подводя итог, можно сказать, что многое у А. Смита, как в теории разделения труда, так и в теории денег, верно и сейчас. Однако главной ошибкой А. Смита стало предположение, что разделение труда возникло из-за обмена, а не наоборот. Концепция же денег, его трактовка их возникновения в результате действия стихийных сил обмена, понимание денег как товара представляет собой серьезное достижение экономической науки рассматриваемого периода.

1.2. Концепция стоимости
В основу своего исследования А. Смит положил трудовую теорию стоимости, считая закономерным определение стоимости затраченным трудом и обмен товаров, соответственно, — заключенным в них количеством труда. Им была предпринята попытка анализа реальной системы товарно-денежного обмена и ценообразования в условиях капитализма свободной конкуренции.
А. Смит определил и разграничил потребительскую и меновую стоимость товара. «Слово «стоимость», — писал он, — имеет два различных значения: иногда оно обозначает полезность какого-нибудь предмета, а иногда возможность приобретения других предметов, которую дает обладание данным предметом. Первую можно назвать потребительской стоимостью, вторую — меновой стоимостью».
При этом для А. Смита характерно определение стоимости только количеством труда, но в анализе цены товара он колеблется между различными определениями меновой стоимости:
1. Стоимостью товара является затраченный на его производство труд.
2. Стоимостью является труд, на который может быть куплен товар.
Такое положение верно только в условиях простого товарного производства. При капитализме же имеет место противоположное явление: количество труда, овеществленное в товаре, в результате операции купли- продажи получает в свое распоряжение большее количество труда. А. Смит обнаруживает, что в обмене при капиталистических формах хозяйства общий закон эквивалентности товаров теряет свою силу. Он приходит к выводу, что в условиях капитализма рабочее время перестает быть постоянной мерой, регулирующей стоимость товара. Поэтому для условий капитализма ему пришлось сконструировать другую теорию, согласно которой стоимость товара образуется путем сложения заработной платы, прибыли и ренты, приходящихся на единицу товара. Но эта теория не учитывала постоянный капитал. Рациональным зерном в концепции стоимости А. Смита стало понимание, что величина стоимости определяется не фактическими затратами труда отдельного товаропроизводителя, а теми затратами, которые в среднем необходимы для данного состояния производства. Он отмечал также, что квалифицированный и сложный труд создает в единицу времени больше стоимости, чем неквалифицированный и простой, и может быть сведен к последнему посредством коэффициентов.
О дальнейшем развитии А. Смитом теории стоимости свидетельствовало разграничение естественной и рыночной цен товара, причем первая понималась сначала как денежное выражение стоимости. А. Смит писал, что естественная цена товара «как бы представляет собой центральную цену, к которой постоянно тяготеют цены всех товаров». Этим он положил начало исследованию конкретных факторов, вызывающих отклонение цен от стоимости. В целом же, как уже отмечалось, взгляды А. Смита на соотношение между стоимостью и доходами характеризуются двойственностью и противоречивостью, что является следствием дуализма его методологии.

1.3. Учение о прибыли
В теории заработной платы А. Смит правильно указывал, что из созданного трудом и определяемой количеством этого труда стоимости товара рабочему в виде платы за усилия достается лишь некоторая часть. Остальная часть добавленной трудом стоимости представляет собой прибыль предпринимателя. Некоторую сумму из этой прибыли он должен в ряде случаев отдать в качестве земельной ренты или созданного процента, если был использован заемный капитал. А. Смит называл прибылью всю разницу между добавленной трудом стоимостью и заработной платой и в этом варианте подразумевал прибавочную стоимость. В другой же трактовке он понимал под прибылью остаток после уплаты ренты, а также процента, и тогда прибылью называл, в сущности, предпринимательский доход. Размеры прибыли, по мнению А. Смита, определялись размерами употребленного в дело капитала, а не тяжестью и сложностью труда по надзору и управлению, как определяли прибыль его предшественники. Но тут же он говорил, что прибыль — это особый элемент поддержки производства, закономерный результат производительности капитала и вознаграждение капиталистов за их деятельность, труд и риск. В этом случае двойная трактовка вызвала явное противоречие. В теории есть и другие несообразности: если прибыль порождается неоплаченным трудом, то она должна быть пропорциональна количеству применяемого труда, а не употребленному капиталу.
Несмотря на некоторые недостатки в теории А. Смита, она была достаточно прогрессивной. Так, автор отмечал тенденцию прибыли к понижению, указывал, что она более низка в развитых капиталистических странах. Кроме того, не следует забывать, что А. Смит жил более 200 лет назад, и необходимо относиться к его воззрениям с пониманием.

1.4. Теория производительного и непроизводительного труда
А. Смит стремился выяснить, какие виды труда способствуют росту богатства нации. Эта проблема сохраняет свое значение до наших дней. Для ее решения он разделил труд на производительный и непроизводительный.
Производительным А. Смит считал труд, создающий прибавочную стоимость, что объяснял на примере рабочего мануфактуры, труд которого увеличивает стоимость материалов, над которыми он работает, на стоимость содержания рабочего и прибыли владельца производства. Труд же, который оплачивается из дохода, А. Смит называл непроизводительным. Известен его пример со слугой, которого содержат на доходы хозяина дома и труд которого не создает стоимости. Однако А. Смит параллельно выдвигает еще один принцип разделения производительного и непроизводительного труда. Где первый воплощается в продукте, имеющем какой-либо срок жизни или службы, а второй нигде не закрепляется. На самом деле это условие не является обязательным: достаточно взять виды труда, которые представляют собой продолжение сферы производства в сфере обращения (транспорт), и утверждение теряет смысл. Но такая трактовка труда позволяет А. Смиту сделать смелые замечания, что труд государя, чиновников, юристов, армии и т.п. непроизводителен. Дальнейшая логика ведет к тому, что с уменьшением доли непроизводительных работников в обществе быстрее растет его благосостояние. Такая точка зрения еще раз подтверждает, что А. Смит был сторонником прогрессивной буржуазии ХVIII века.

1.5. Капитал основной и оборотный
Экономическая система А. Смита базировалась на взгляде, что капитал представляет собой запасы, предназначенные для дальнейшего производства. В своих воззрениях на основной и оборотный капитал А. Смит воспринял наследие физиократов, но преодолел ограничения их понимания производительного капитала (дающего прирост стоимости) как только капитала, занятого в сельском хозяйстве. Категории А. Смита применимы не к одному капиталу фермера, но и ко всякой другой форме производительного капитала. Под оборотным капиталом А. Смит понимал капитал, употребляемый на получение прибыли, которая постоянно уходит от владельца в одной форме и возвращается к нему в другой. Оборотный капитал по А. Смиту состоял из четырех частей:
• денег, при помощи которых совершается обращение остальных его частей;
• запасов продовольствия, помимо находящихся в распоряжении самих потребителей;
• сырых материалов или полуфабрикатов, находящихся в процессе незавершенного производства;
• готовых но еще не реализованных товаров.
Основным А. Смит называл капитал, который приносит прибыль «без перехода от одного владельца к другому и без дальнейшего обращения». К нему он относил:
• машины и орудия труда;
• здания, предназначенные для торгово-промышленных целей;
• улучшения земли;
• полезные способности членов общества.
А. Смит исключительно большое значение придает накоплению капитала. Он говорил, что, сберегая значительную часть доходов и расширяя производство, владелец предприятия дает работу дополнительному количеству рабочих и способствует росту богатства всего общества.
В целом теория основного и оборотного капитала представляется весьма интересной, хотя в ней и допущен ряд ошибок. Так, нельзя сказать, что капитал, вложенный в машины или в здания, не обращается. Напротив, его стоимость по частям переносится конкретным трудом на производимый товар (в виде амортизационных отчислений), поэтому увязывание капитала с физическими свойствами товаров неправильно. Здесь А. Смит смешивает различия между основным и оборотным капиталом с разницей между товарным и денежным капиталом.

1.6. Воспроизводство общественного капитала. Догма А. Смита
Взгляд А. Смита на накопление капитала был навеян воззрениями физиократов. В его представлении накопление капитала происходит через превращение прибавочной стоимости в переменный капитал, потребляемый рабочими. А общественный капитал целиком состоит из переменного, т.е. в руках рабочих является заработанной платой. Здесь А. Смит неверно отождествляет величину производственного капитала с величиной его части, идущей на содержание производительного труда.
Теория же воспроизводства общественного капитала у Смита базируется на теории его стоимости. Стоимость у А. Смита распадается на три части: заработную плату, прибыль с капитала и ренту за землевладение, т.е. состоит из доходов. Следовательно, постоянный капитал там отсутствовал. И его игнорирование закрывало А. Смиту возможность анализа процесса воспроизводства, т.к. то, что производилось в течение года, ежегодно и потреблялось. Однако А. Смит выходит из тупика, различая валовый и чистый доход. Если под первым он понимает весь годовой продукт, произведенный населением данной страны, то под чистым — ту часть, которую жители могут отнести к своему потребительскому запасу. В результате у Смита получается, что в цену товара входит не только доход, но и авансированный капитал. Таким образом, ошибка А. Смита заключается в том, что он отождествляет стоимость всего годового производства с вновь созданной за год стоимостью. Если последняя представляет собой лишь продукт истекшего года, то первая заключает в себе и стоимость средств производства, которые были сделаны ранее. А. Смит допустил и ряд других просчетов, вытекающих из его понимания стоимости. Например, по А. Смиту, в отрасли, производящей предметы потребления, в доход входит как цена, так и продукт. Или трактовка личного дохода исключительно в качестве фонда личного потребления без упоминания о его части, идущей на расширение производства.
Несмотря на перечисленные недостатки, для своего времени эта теория имела очень прогрессивное значение. Выпадение же постоянного капитала при анализе воспроизводства впоследствии назовут «догмой Смита».

1.7. Учение о заработной плате
Определяя заработную плату, А. Смит рассматривал два состояния общества: при простом и капиталистическом товарном производстве. В условиях первого он считал заработную плату равной стоимости произведенного товара. При втором способе производства он отмечает, что рабочий уже не получает стоимость всего продукта своего труда, поэтому А. Смит и различает разные суммы заработной платы. Низшую границу заработной платы А. Смит называет физическим минимумом, утверждая, что дальнейшее снижение стоимости рабочей силы приведет к вымиранию «расы этих рабочих». Однако он считал, что стихийный рыночный механизм удерживает естественную (среднюю, нормальную) зарплату, которая несколько выше физического минимума. Значительное же повышение этой зарплаты вызывает рост населения, что увеличит конкуренцию среди рабочих и снова приведет к снижению заработной платы. В противном же случае при уменьшении заработной платы и, следовательно, рождаемости возникнет конкуренция среди предпринимателей, что опять восстановит среднюю заработную плату. Такое понимание соответствовало общему представлению А. Смита о роли свободного рынка в установлении определенного экономического равновесия. А. Смит подчеркивает важную роль, которую играет зарплата в жизни государства, разделяя страны на три группы:
• прогрессирующее состояние общества, когда зарплата растет и положение рабочих улучшается;
• регрессирующее, когда зарплата падает и положение рабочих становиться плачевным;
• стационарное, когда заработная плата остается неподвижной, а материальное положение рабочих является тяжелым, но постоянным.
А. Смит придавал большое значение высокой заработной плате (особенно «подетальной»), говоря, что она стимулирует рабочих к более производительному труду. И категорически не соглашался с Мальтусом, который считал нищету рабочих неизбежной. Таким образом, основным достоинством теории А. Смита стало то, что она способствовала движению по пути к благосостоянию общества в целом.

1.8. Земельная рента
А. Смит выделял ренту как исключительный доход землевладельца, подвергая сомнению, что рента — это лишь процент на капитал, затраченный землевладельцем на улучшение земли, т.к. землевладелец получает ренту и за земли, не подвергавшиеся улучшению. Так А. Смит отделил ренту от арендной платы, доказав, что прибыль на капитал является только надбавкой к первоначальной ренте. Таким образом, только земельная рента у А. Смита представляет собой вычет из продукта, который был затрачен на обработку земли. Однако из-за дуализма своей методологии А. Смит видит в ренте также вознаграждение землевладельца за право пользоваться землей. В воззрениях А. Смита встречаются и элементы физиократической теории: рента есть «произведение природы, которое остается за вычетом и возмещением всего того, что можно считать произведением человека». Из сказанного видно, что А. Смит не дал ренте точного определения, хотя в его теории было много правильных идей и мыслей. Например, он отмечал, что различия в качестве участков земли могут быть причиной образования дифференциальной ренты.

1.9. Вопросы экономической политики в теории А. Смита
А. Смит уделял много внимания исследованию политики стран в период капитализма свободной конкуренции. И главным требованием, которое он выдвигал, было обеспечение экономической свободы, невмешательства государства в экономическую жизнь. Так, он резко выступал против цеховой регламентации, устарелого законодательства, привилегий корпораций и торговых монополий. Любое ограничение стихийного хода событий и конкуренции, по мнению А. Смита, неизбежно будет сдерживать экономическое развитие. Однако ряд функций государства он оценивал положительно, считая поддержание органами власти порядка в стране и обеспечение ее военной безопасности важными условиями успешного развития хозяйства. Большое значение придавал А. Смит финансовой деятельности правительства. Он оправдывал только те расходы, которые производятся в интересах всего общества. Выдвинул тезис «дешевого государства», который восприняли все последующие представители классической буржуазной политической экономии. Он заложил основы налоговой политики. Писал, что налоги должны соответствовать «силе и способностям граждан», причем взимание налога должно обходиться возможно дешевле, а форма и время сбора налогов должны наиболее соответствовать интересам плательщиков.
Будучи идеологом промышленной буржуазии, А. Смит утверждал, что объектом, наиболее подходящим для обложения государственным налогом, является земельная рента. Например, он заявлял, что налог с прибыли неэффективен, т.к. предприниматель потери от него с целью сохранения прибыли переложит на потребителя путем повышения цен на свою продукцию. Смит считал также нецелесообразным налог на заработную плату, ведь предприниматель, обязанный обеспечить рабочему прожиточный минимум, чтобы самому не терпеть убытки, вынужден будет снова переложить бремя налогов на потребителя. Налог же с ренты, который, по мнению А. Смита, не может быть ни на кого переложен, является максимально эффективным, ведя к сокращению доходов землевладельцев. Здесь хорошо видна антифеодальная направленность его налоговой политики. А. Смит также критиковал меркантилистский протекционизм. Он возражал против всяких ограничений как во внутренней, так и во внешней торговле. Анализ взглядов А. Смита на вопросы экономической политики подтверждает антифеодальную направленность его учения, а также ориентацию на интересы капиталистической системы хозяйствования. Это дает основание считать теорию А. Смита прогрессивной для общества, современником которого он был.

ГЛАВА 2. « ЭКОНОМИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ ДАВИДА РИКАРДО»
Давид Рикардо – выдающийся английский экономист, один из самых ярких ученых классической политической экономии Англии, последователь и одновременно активный оппонент отдельных теоретических положений наследия великого Адама Смита.
Важной заслугой Рикардо была разработка методов научного исследования в экономической науке. Уже современники говорили о вышедшей из-под пера Рикардо новой науке политической экономии и в известном смысле были правы: действительно, в его работах политическая экономия в значительной мере впервые обрела черты науки как системы знаний об экономическом базисе общества.

2.1 Трудовая теория стоимости, учение о заработной плате
Рикардо развивал в основном взгляды Адама Смита на заработную плату, прибыль и ренту как на первичные доходы трёх главных классов общества. Трудовая теория стоимости дала Рикардо твёрдое основание для его теории распределения. Рикардо правильно исходит из того, что единым источником стоимости общественного продукта является наёмный труд рабочих. С позиции трудовой теории стоимости Д.Рикардо опровергает теорию «производительности капитала» и концепцию о земле как источнике ренты. Трудовая теория стоимости позволяет Д.Рикардо подойти к научному анализу законов, регулирующих доходы основных классов буржуазного общества. Научная заслуга Рикардо состоит в попытке дать объяснение процесса распределения, исходя из единой основы — трудовой теории стоимости. Именно в установлении законов распределения «продукта земли» (т.е. национального дохода и национального богатства) между тремя главными классами общества Рикардо видел основную задачу политэкономии. Рикардо нигде не рассматривает прибавочную стоимость обособленно от её конкретных форм — прибыли, ссудного процента и ренты, хотя и подходит к такому пониманию, трактуя процент и ренту как вычет из прибыли, которые промышленный капиталист вынужден делать в пользу собственника ссудного капитала и землевладельца. В сущности, тот факт, что рабочий создаёт своим трудом большую стоимость, чем получает в виде заработной платы, представляется Рикардо очевидным и не нуждается, по его мнению, в каком-то особом анализе. Его интересует лишь количественное соотношение, распадение на зарплату и прибыль. Маркс отмечал, что этот взгляд Рикардо вытекал из представления о капитализме как о «естественной форме» всякого общественного производства. «Слово «стоимость», — замечает Адам Смит, — имеет два разных значения: иногда оно означает полезность какого-нибудь отдельного предмета, а иногда покупательную силу по отношению к другим благам, которую даёт обладание им. Первым можно назвать потребительской стоимостью, а вторую – меновой. Вещи, имеющие величайшую потребительскую стоимость, часто обладают малой или не обладают вовсе меновой стоимостью, и, наоборот, вещи, обладающие величайшей меновой стоимостью, имеют малую потребительную стоимость или вовсе лишены её». «Таким образом, – по мнению Рикардо, – полезность не является мерой меновой стоимости, хотя она абсолютно существенна для этой последней. Если предмет ни на что не годен, другими словами, если он ничем не служит нашим нуждам, он будет лишён меновой стоимости, как бы редок он ни был и каково бы ни было количество труда, необходимое для его получения». Товары, обладающие полезностью, черпают свою меновую стоимость из двух источников: своей редкости и количества труда, требующегося для их производства. Существуют некоторые товары, стоимость которых определяется исключительно их редкостью. Никаким трудом нельзя увеличить их количество, и потому стоимость их не может быть понижена в силу роста предложения. К такого рода товарам принадлежат редкие картины, книги, монеты и т. д. Стоимость их совершенно не зависит от количества труда, первоначально необходимого для их производства, и изменяется в зависимости от изменения богатства и склонности лиц, которые желают приобрести их. Но такие товары составляют незначительную долю. Подавляющее большинство всех благ, являющихся предметом желания, доставляется трудом. Их количество может быть увеличено в почти неограниченной степени. На ранних ступенях общественного развития меновая стоимость этих товаров, или правило, определяющее, какое количество одного товара должно обмениваться на другой, зависит почти исключительно от сравнительного количества труда, затраченного на каждый из них. Рикардо проводит чёткое различие между трудом, который воплощён в товаре (и определяет его стоимость) и так называемой «стоимостью труда», т.е. заработной платой. «Стоимость товара, – писал Д. Рикардо, – или количество какого-либо другого товара, на которое он обменивается, зависит от относительного количества труда, которое необходимо для его производства, а не от большего или меньшего вознаграждения, которое уплачивается за этот труд». Он понимает, что определённое количество затраченного труда, содержащегося в обмениваемых товарах, не может измениться от изменения той доли продукта труда, которую получает рабочий в виде зарплаты. Рикардо отмечает также и то, что стоимость больше «стоимости труда». Таким образом Рикардо приходит к выводу, что существование зарплаты и изменение её величины не противоречит трудовой теории стоимости. Рикардо не ставит и не решает вопроса о применимости закона стоимости к обмену труда на капитал. Он не смог прийти к пониманию того, что в условиях капитализма рабочая сила выступает как товар. Он отожествляет рабочую силу с присущей ей функцией — трудом. Полагая, что сам труд, а не рабочая сила, является товаром, Рикардо разграничивает естественную и рыночную цену труда (зарплату). Он считает, что рыночная цена труда (зарплата) определяется в своей основе естественной ценой и колеблется вокруг неё под воздействием спроса и предложения. Здесь он отступил от своего закона стоимости. Под естественной ценой труда Рикардо подразумевает стоимость рабочей силы, поскольку определял её стоимостью средств существования рабочего и его семьи. Хотя Рикардо указывал на то, что состав этих средств существования определяется исторически и зависит от уровня развития и сложившихся норм и традиций, у него сильна тенденция сводить естественную цену труда к физическому минимуму. Он, например, видит прямую связь между ценой хлеба и размерами денежной зарплаты: по его представлениям, если при росте цены на хлеб не повысится зарплата, рабочие начнут голодать и вымирать. Определение заработной платы стоимостью средств существования рабочего и его семьи было воспринято Рикардо от предшественников. Под эту теорию он подвёл базу мальтусовской теории народонаселения. Рикардо считал, что заработная плата удерживается в жёстких пределах физического минимума не в силу законов капитализма, а в силу естественного всеобщего закона: как только средняя зарплата немного превышает минимум средств существования, рабочие начинают производить на свет больше детей, конкуренция на рынке руда усиливается, и зарплата вновь снижается. Лишь в самых исключительных, самых благоприятных обстоятельствах возможность роста производительных сил превосходит способность населения к размножению. При нормальных условиях ограниченное количество земли и падение отдачи на дополнительные вложения капитала ведут к тому, что производительность земли отстаёт от способности населения к размножению. Тогда вступает в действие стихийный механизм регулирования: зарплата падает ниже естественной цены труда, что сдерживает рост населения. Рикардо, как и Мальтус, выступал за то, чтобы государство не вмешивалось в функционирование рынка труда. Он был против грошовой помощи беднякам, которая, по его мнению, мешала действию естественных законов и, помогая удержать численность бедняков на неоправданно высоком уровне, мешала улучшению положения рабочего класса в целом. Взгляды Мальтуса и Рикардо в дальнейшем легли в основу так называемого «железного закона зарплаты», приводящего к идее бесполезности борьбы рабочего класса за свои экономические интересы. Вопрос о величине «стоимости труда» Рикардо в целом решает правильно, опираясь при этом на теорию стоимости. Он приходит к выводу о том, что «стоимость труда» определяется рабочим временем, необходимым для производства жизненных средств, достающихся рабочим. Следовательно, она не определяется ни суммой денежных средств, составляющих зарплату, ни суммой потребительских товаров, получаемых на неё рабочим. Но и этот подход не позволяет Рикардо подойти к раскрытию прибавочной стоимости. Более того, подход, основанный на смешении труда и рабочей силы, затрудняет понимание её происхождения. Стоимость отдельного товара и всех товаров, образующих национальный доход, определяется объективно затратами труда. Эта сумма распадается на зарплату и прибыль (включая ренту). Отсюда у Рикардо вытекла принципиальная противоположность классовых интересов пролетариата и буржуазии. Крупной заслугой Рикардо является то, что в этом вопросе он последовательно проводит идею о труде как единственном источнике стоимости и с этих позиций подходит к раскрытию экономических противоречий классов. Рикардо устанавливает, что зарплата и прибыль находятся в обратно пропорциональной зависимости: с ростом зарплаты прибыль понижается и наоборот. «Какая доля продукта уплачивается в форме заработной платы, — писал Рикардо, — вопрос в высшей степени важный при изучении прибыли. Ибо нужно заметить, что последняя будет высока или низка в той же самой пропорции, в какой будет низка или высока зарплата». Такую же зависимость обнаруживает Рикардо и в отношении прибыли к земельной ренте. Однако Рикардо делает неверный вывод о том, что невозможно повышение прибыли без падения стоимости труда. Так как прибыль есть отношение прибавочной стоимости ко всему авансированному капиталу, то на самом деле прибыль может повышаться и при уменьшении капитала. Но Рикардо опять-таки интересовали только пропорции, количественная сторона дела. Природа, генезис и перспективы тех отношений, которые порождают противоположность между зарплатой и прибылью, его не занимали. Поэтому он не смог раскрыть «тайну прибавочной стоимости», хотя близко подходил к этому, понимая, что капиталист забирает у рабочего часть стоимости, созданной его трудом.

2.2 Понятие о прибыли
Рассматривая структуру стоимости и цены товара, Рикардо обычно игнорировал ту её часть, которая отражала перенесенную конкретным трудом стоимость постоянного капитала, т.е. следовал «догме Смита». Поскольку стоимость товара распадается на зарплату и прибыль, последняя находится в обратном отношении к первой и зависит от неё. Прибыль всегда выступает у него как остаток после вычета из стоимости товара затрат на зарплату. Понимаемая таким образом прибыль представляет собой, по сути, прибавочную стоимость. Но далее Рикардо переходит к рассмотрению прибыли в том виде, как она выступает на поверхности явлений, т.е. прибыли после уплаты земельной ренты. Кроме того, он считает прибыль пропорциональной величине авансированного капитала. Главная проблема, которая занимала его при трактовке прибыли, заключалась в тенденции к понижению её нормы. Эту тенденцию он объяснил не специфическими особенностями капиталистического производства, а действием природных факторов, а именно так: Рикардо принимал теорию народонаселения Мальтуса и считал, что для прокормления неудержимо растущего населения неизбежно приходится переходить к обработке всех худших земель, дающих пониженную отдачу. Это вызовет рост цен сельхозпродукции и земельной ренты. Денежная зарплата наёмных рабочих соответственно должна повысится (т.к. у Рикардо она определяется физическим минимумом средств существования). а так как промышленные капиталисты не могут в условиях свободной конкуренции повышать цены своих товаров по мере роста зарплаты, то их прибыли оказываются зажатыми между растущей номинально и реально рентой и растущей только номинально зарплатой. Поэтому норма прибыли снижается. Рикардо опасался, что понижение нормы прибыли в конечном счёте приведёт к уменьшению накопления капитала. Капиталом он считал средства производства, а также затраты капиталистов на зарплату. Для Рикардо характерно натуралистическое и внеисторическое понимание капитала. В его представлении капиталом обладал уже первобытный охотник или рыболов. Рикардо достигает важных научных результатов при исследовании основной формы прибавочной стоимости, т.е. прибыли. Опираясь на трудовую теорию стоимости, Рикардо устанавливает, что прибыль есть часть стоимости товара и, как всякая стоимость, имеет своим источником труд наёмных рабочих. Рикардо в известной мере раскрывает эксплуататорскую природу прибыли. Он пишет, что прибыль есть часть стоимости товара за вычетом заработной платы рабочих. Прибыль у Рикардо выступает как неоплаченный присвоенный капиталистом труд наёмных рабочих. Однако Рикардо не дал подлинную научную теорию прибыли, он не сумел обнаружить общей основы капиталистических доходов — прибавочную стоимость и не дал ей объяснения с позиции трудовой теории стоимости. Более того, Рикардо смешивал прибыль с прибавочной стоимостью. Это следует из его определения прибыли как части стоимости товара, остающейся за вычетом зарплаты. Прибыль трактовалась как первичная, основная форма дохода, основанием которого является капитал, т.е., в сущности, как прибавочная стоимость. Отождествление у Рикардо прибыли и прибавочной стоимости было связано с отождествлением цены производства со стоимостью. Теория распределения несла на себе те же достоинства и недостатки, что и теория стоимости. В связи с этим Рикардо смешивал законы прибавочной стоимости с законами прибыли. Рикардо не сумел объяснить происхождение прибыли с точки зрения трудовой теории стоимости. Он полагал, что объектом купли — продажи между капиталистом и наёмным рабочим является труд последнего. Однако при такой трактовке непонятно происхождение прибавочной стоимости (прибыли), а её реальное существование можно объяснить лишь нарушением закона стоимости. Вторым важнейшим недостатком в применении трудовой теории стоимости к анализу проблемы прибыли явилась неспособность Рикардо объяснить с позиции этой теории образование средней прибыли, а вместе с ней и цены производства. Исходя из того, что стоимость создаётся исключительно трудом наёмных рабочих, Рикардо (смешивавший прибыль и прибавочную стоимость и их законы) считал, что величина создаваемой ими прибыли должна быть пропорциональна количеству занятых рабочих или величине затраченного на наём труда капитала. В действительности же оказывалось, что величина создаваемой наёмными рабочими прибыли пропорциональна величине всего капитала. Рикардо понимал, что затраченный на средства производства капитал стоимости не создаёт. Т.е. Рикардо не смог с точки зрения трудовой теории стоимости объяснить равенство прибыли на равновеликие капиталы. Столкнувшись с этими противоречиями, Рикардо пытается найти решение в том, что в одних отраслях, где затрачиваются крупные капиталы (водный транспорт, внешняя торговля с отдалёнными странами и отрасли, использующие дорогое машинное оборудование), прибыль пропорциональна величине капитала, в других же — количеству применённого труда. Но учитывая то, что капитал у Рикардо — это средства производства и затраты на выплату зарплаты, то в целом он считает прибыль пропорциональной величине авансированного капитала.

2.3 Учение о земельной ренте
Анализ земельной ренты был одним из серьёзных достижений Рикардо. С позиции трудовой теории стоимости он сумел дать правильную характеристику дифференциальной ренты. Исходя из того, что стоимость, а следовательно, и цены сельскохозяйственных товаров определяются затратами труда на их производство при наихудших условиях, то есть на худших землях, Рикардо приходит к выводу, что фермеры на средних и лучших землях получают добавочный доход, который представляет собой разницу в издержках производства на худших (регулирующих цены) и данных (средних и лучших) участках. Но так как прибыль должна усредняться, арендаторы вынуждены отдавать этот излишек землевладельцам в виде ренты. Этот вывод Рикардо подтверждает анализом как дифференциальной ренты I (добавочная прибыль, возникающая как разница в производительности труда при равновеликих затратах на средних и лучших (по местоположению или плодородию) землях), так и дифференциальной ренты II (добавочная прибыль при добавочных вложениях капитала на одном и том же земельном участке). Таким образом Рикардо доказал, что источник ренты не земля, а труд наёмных рабочих в сельском хозяйстве. Рента у Рикардо выступает не как естественное явление, а как социальный феномен, возникновение которого связано с появлением частной собственности на землю. Возникновение дифференциальной ренты Д.Рикардо впервые в истории политэкономии объяснил с точки зрения действия закона стоимости. Дифференциальная рента у Рикардо не выступает в качестве особой формы прибавочной стоимости, то есть как результат эксплуатации наёмного труда, хотя Рикардо характеризует ренту как прибавочный продукт. В силу недостаточной разработанности трудовой теории стоимости и прежде всего непонимания соотношения стоимости и цены производства товара, Рикардо не исследовал абсолютную земельную ренту и даже отрицал её существование на том основании, что она якобы противоречит закону стоимости. Рикардо полагал, что поскольку стоимость сельскохозяйственных товаров, производимых при наихудших условиях (которую он отождествлял с ценой производства), регулирует стоимость и цены всех таких товаров, постольку эти земли не могут давать ренту, т.к. рента — это разница в издержках производства на наихудших и данных землях. В противном случае рента была бы надбавкой над стоимостью товара. Стремясь сохранить эту основу, Рикардо отвергает существование абсолютной земельной ренты. Таким образом, Рикардо считал, что самые худшие участки не приносят ренты. Однако Маркс показал, что это неверно, так как в условиях частной собственности на землю землевладелец не отдаст даром в аренду даже самый плохой участок. Другой важной причиной отрицания Рикардо абсолютной ренты является непонимание им деления капитала на постоянную и переменную часть. В связи с этим Рикардо не сумел обнаружить различия в органическом строении капитала в промышленности и сельском хозяйстве, а отсюда и тот излишек прибавочной стоимости в сельском хозяйстве, который выступает в форме абсолютной ренты. Рикардо утверждал, что рента не удорожает сельскохозяйственные товары. «Не потому хлеб дорог, – писал он, – что платится рента, а рента платится потому, что хлеб дорог». Это правильно для дифференциальной ренты, т.к. «отказ землевладельцев» от дифференциальной ренты привёл бы к тому, что её присвоили бы фермеры, цена товаров не изменилась бы. По отношению к абсолютной ренте это неправильно. Ошибка Рикардо здесь коренится в смешении им стоимости и цены производства. Однако Рикардо фиксирует факт цены производства, факт существования средней прибыли. Маркс отмечал, что теория ренты Рикардо основана на его учении о средней прибыли. Это обстоятельство позволяет Рикардо рассматривать дифференциальную ренту в качестве избытка над средней прибылью, как некую добавочную прибыль, приносимую капиталами, работающих в лучших условиях. Капиталы, вложенные в сельское хозяйство, по Рикардо, отличаются от промышленных капиталов лишь способом приложения. Но он не учитывает тот факт, что земледельческие капиталы отличаются от промышленных более низким органическим строением и что это различие является основой абсолютной земельной ренты.
Таким образом, в трудах Рикардо нашла своё наиболее полное выражение система классической буржуазной политэкономии. Все свои исследования Рикардо строил на основе трудовой теории стоимости. Рикардо пытается установить законы распределения, исходя из условий и интересов производства.

ГЛАВА 3 «ЭКОНОМИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ ДЖОНА СТЮАРТА МИЛЛЯ»
Джон Стюарт Милль — один из завершителей классической политической экономии и признанный авторитет в научных кругах, чьи исследования выходят за пределы технической экономики. Принимая во внимание признание самого Дж.С.Милля, в теоретико-методологическим плане он во многом близок со своим кумиром Д.Рикардо. Между тем позиции, принимаемые как логический вывод из учения Д.Рикардо, и позиции, демонстрирующие творческие достижения непосредственно Дж.С.Милля, сосредоточены в его лучшем труде – «Основы политической экономии и некоторые аспекты их приложения к социальной философии».

3.1 Стоимость, цена и деньги
Рассмотрев понятия «меновая стоимость», «потребительская стоимость», «стоимость» и некоторые другие, Дж.С.Милль обращает внимание на то, что стоимость (ценность) не может возрасти по всем товарам одновременно, так как стоимость представляет собой понятие относительное. Он повторяет тезис Д.Рикардо о создании стоимости трудом, требующимся для производства товарных благ, заявив при этом, что именно количество труда имеет первостепенное значение в случае изменения стоимости.
Богатство, по мнению Милля, состоит из благ, обладающих меновой стоимостью как характеристическим свойством. «Вещь, за которую ничего нельзя получить взамен, как бы полезна или необходима она ни была, не является богатством… Например, воздух, хотя и является абсолютной необходимостью для человека, на рынке никакой цены не имеет, так как его можно получить практически безвозмездно». Но как только ограничение становится ощутимым, вещь сразу же приобретает меновую стоимость. Денежным выражением стоимости товара является его цена.
Стоимость денег измеряется количеством товаров, на которые их можно купить. «При прочих равных условиях стоимость денег меняется обратно пропорционально количеству денег : всякое увеличение количества понижает их стоимость, а всякое уменьшение повышает её в совершенно одинаковой пропорции… Это — специфическое свойство денег». Значимость денег в экономике мы начинаем понимать лишь тогда, когда денежный механизм даёт сбои.
Непосредственно цены устанавливаются конкуренцией, которая возникает из-за того, что покупатель старается купить дешевле, а продавцы — продать дороже. При свободной конкуренции рыночная цена соответствует равенству спроса и предложения. Напротив, «монополист может по своему усмотрению назначить любую высокую цену, лишь бы она не превышала той, какую потребитель не сможет или не захочет уплатить; но сделать это не может, только ограничив предложение».
В длительный период времени цена товара не может быть ниже издержек его производства, так как никто не хочет производить себе в убыток. Поэтому состояние устойчивого равновесия между спросом и предложением наступает только тогда, когда предметы обмениваются друг на друга соразмерно их издержкам производства.

3.2 Капитал и прибыль
Капиталом Милль называет накопленный запас продуктов труда, возникающий в результате сбережений и существующий путём его постоянного воспроизводства. Сами сбережения понимаются как воздержание от текущего потребления ради будущих благ. Поэтому сбережения растут вместе с нормой процента.
Производственная деятельность ограничивается размерами капитала. Однако «каждое увеличение капитала проводит или может привести к новому расширению производства, причём без определённого предела… Если существуют способные к труду люди и пища для их пропитания, их всегда можно использовать в каком-либо производстве». Это одно из основных положений, отличающих классическую экономическую науку от более поздней.
Милль признаёт, однако, что развитию капиталов присущи другие ограничения. Одно из них — сокращение доходов на капитал, которое он объясняет падением предельной производительности капитала. Так, увеличения объема продукции сельского хозяйства «никогда нельзя добиться иначе, чем посредством увеличения затрат труда в пропорции, повышающей ту, в которой возрастает объем сельскохозяйственной продукции».
В целом при изложении вопроса о прибыли Милль стремится придерживаться взглядов Рикардо. Возникновение средней нормы прибыли приводит к тому, что прибыль становится пропорциональной используемому капиталу, а цены — пропорциональными издержкам. «Чтобы прибыль могла быть равной там, где равны затраты, т.е. издержки производства, вещи должны обмениваться друг на друга пропорционально издержкам их производства: вещи, у которых издержки производства одинаковы, должны иметь и одинаковую стоимость, потому что лишь таким образом одинаковые затраты будут приносить одинаковый доход».
Существует, говорит Милль, и более специфический вид прибыли, похожий на ренту. Речь идет о производителе или торговце, имеющем относительные преимущества в деле. Поскольку его конкуренты не имеют таких преимуществ, то «он сможет поставлять на рынок свой товар с издержками производства меньшими, чем те, которыми определяется его стоимость. Это… уподобляет обладателя преимущества получателю ренты».
Причину прибыли Милль объясняет так же, как Смит и Рикардо: «Прибыль возникает не вследствие обмена…, а вследствие производительной силы труда… Если продукт, производимый всеми трудящимися страны, на 20% больше продукта, потребляемого трудящимися в виде заработной платы, то прибыль составляет 20%, каковы бы ни были цены».
Получаемая капиталистом прибыль должна быть достаточной для трёх видов выплат. Во-первых, награды за воздержание, т.е. за то, что он не потратил капитал на собственные нужды и сохранил его для производственного употребления. Эта величина должна быть равной ссудному проценту, если владелец капитала предоставляет другому вести дело.
Если владелец капитала применяет его непосредственно, то он вправе рассчитывать на больший доход, чем ссудный процент. Разница должна быть достаточной для платы за риск и за искусное управление капиталом. Общая прибыль «должна предоставить достаточный эквивалент за воздержание, возмещение за риск и вознаграждение за труд и искусство, необходимое для осуществления контроля за производством» [7, с. 138]. Эти три части прибыли могут быть представлены как процент на капитал, страховая премия и заработная плата за управление предприятием.
Если бы общая величина прибыли оказалась недостаточной, то «капитал изъяли бы из производства и непроизводительно потребляли бы до тех пор, пока вследствие косвенного эффекта от сокращения его количества… норма прибыли не возрастёт». Такого рода «изъятия» капитала осуществляются в денежной, а не в вещественной форме. Этим подготавливается почва для последующего понимания капитала как денежного, а не вещественного запаса.

3.3 Теория денег, кредита и торговых кризисов
Рассматривая теорию денег Дж.С.Милль показывает свою приверженность количественной теории денег, в соответствии с которой увеличение или уменьшение количества денег влияет на изменение относительных цен товаров. По его словам, при прочих равных условиях стоимость самих денег «меняется обратно пропорционально количеству денег: всякое увеличение количества понижает их стоимость, а всякое уменьшение повышает её в совершенно одинаковой пропорции». Цены товаров регулируются прежде всего количеством находящихся в обращении в данный момент денег, поскольку золотой запас настолько велик, считает он, что возможные изменения издержек на добычу золота за тот или иной год не могут сразу повлиять на корректировку цен. При этом упоминавшийся выше тезис автора «Основ…» о «нейтральности» денег сводится к высказыванию, согласно которому в «общественной экономике нет ничего более несущественного по своей природе, чем деньги, они важны лишь как хитроумное средство, служащее для экономии времени и труда. Это механизм, позволяющий совершать быстро и удобно то, что делалось и без него, хотя и не столь быстро и удобно, и как у многих других механизмов, его очевидное и независимое влияние обнаруживается только тогда, когда он выходит из строя».
Сущность денег Милль анализирует, исходя из простой количественной теории денег и теории рыночного процента. Он подчёркивает, что одно лишь увеличение количества денег не ведёт к росту цен, если деньги припрятываются в запасы, или если увеличение их количества соразмерно увеличению объёма сделок (или совокупного дохода).
Норма процента подвержена изменениям из-за изменений в спросе и предложении ссудных фондов независимо от нормы прибыли. Однако в точке равновесия рыночная норма процента должна сравняться с нормой прибыли на капитал. Поэтому в конечном итоге норма процента определяется реальными силами.
Величину процентной ставки Милль связывается также с действием «закона Юма», управляющего притоками и оттоками золота в страну и из страны. Он показывает, что приток золота снижает норму процента, даже если это ведёт к повышению цен. Как только норма процента падает, краткосрочные капиталы утекают за границу, что выравнивает валютный курс. Соответственно Центральный банк может защитить свои резервы, повышая учётный процент и способствуя этим росту рыночного процента. Рост нормы процента привлекает капитал из-за рубежа, растёт спрос на внутренние векселя, которые становятся выгодным менять на золото, и изменение валютного курса происходит в обратном направлении. В итоге происходит его выравнивание.
Инфляция, говорит Милль, повышает норму процента, когда она вызвана государственными расходами, финансируемыми путём выпуска неконвертируемых в золото бумажных денег. Рост цен снижает реальную величину долгов и потому работает в пользу дебиторов и против кредиторов.
Затем Милль переходит к рассмотрению природы кредита к его роли в экономике. Здесь Милль проявляет глубоким и оригинальным исследователем, а не просто талантливым популяризатором идей Смита и Рикардо: «Кредит не увеличивает производительные ресурсы страны, но благодаря ему они более полно используются в производительной деятельности». Источником кредита служит капитал в денежной форме, не имеющей в данное время производительного употребления. Главным инструментом выдачи кредита под процент становятся депозитные банки. При этом банковский кредит будет влиять на цены так же, как повлиял бы на них рост предложения золота.
Одновременно Милль попытался, и небезуспешно, найти сферу применения как «банковской школе», раскритикованный Рикардо, так и «валютной школе», созданный им. Милль вводит различие между статичным и спекулятивным состояниями рынка. Если рынок статичным, то в нём действует «закон обратного притока», автоматически создающий преграду для избыточной эмиссии. Однако в спекулятивном состоянии рынка, когда каждый ожидает повышения цен, банковский кредит и в самом деле может беспредельно расти, даже если банки будут руководствоваться только правилом «реальных векселей». Одновременно Милль защищает спекуляцию товарами как метод выравнивания колебаний цен.
Кредит радикально меняет торговую конъюнктуру, расширяя платёжеспособный спрос и воздействуя на предложения субъектов. Малые колебания происходят и при отсутствии кредита, но при неизменном количестве денег ажиотажный спрос на одни товары уменьшает цены других. Но при использовании кредита экономические субъекты черпают из бездонного, ничем не ограниченного источника. Поддерживаемая таким образом спекуляция может охватить даже все товары сразу. В итоге возникает торговый кризис.
Для торгового кризиса типично «быстрое падение цен после того, как они возросли под влиянием… спекулятивного оживления». По существу, это первое в истории экономической мысли изложение денежной стороны динамики экономического спада.
Милль детально рассматривает изменение ставки процента. В период оживления кредит расширяется, а процент уменьшается. В период спада, напротив, ставка процента растёт. Однако «когда несколько лет проходят без кризиса, а новые области предложения капитала не появляются, накапливается настолько значительная масса свободного капитала, ищущего себе применения, что ставка процента существенно понижается». Образование акционерных компаний с ограниченной ответственностью, напротив, повышает процент. Подписываясь на акции, владельцы свободного капитала отвлекают часть капитала фондов, питающих ссудный рынок, и сами становятся конкурентами за получение остальных частей этих фондов. Это естественным образом ведёт к повышению процента.
…..

- доцент
- кандидат юридических наук
- профессор кафедры

Оцените автора
Добавить комментарий