Теория народонаселения и проблема реализации в экономической теории Т.Р.Мальтуса

1. Введение
Томас Роберт Мальтус — представитель классической школы европейской экономической науки XVIII-XIX вв. Основные работы, которые содержат наиболее примечательные его результаты — это изданное в 1798 году «An Essay on the Principle of Population, as it Affects the Future Improvement of Society with Remarks on the Speculations of Mr. Godwin, M. Condorcet, and Other Writers” («Опыт о законе народонаселения …” в русском переводе) и работа 1820 года «The Principles of Political Economy” («Начала политической экономии”). Наиболее важный вклад, внесенный Т. Р. Мальтусом в экономическую науку, состоит в разработке им «теории народонаселения”, в которой предпринята попытка связать между собой экономические и демографические факторы. Следует заметить, что в мальтусовой постановке этого вопроса указанная взаимосвязь оказывается двусторонней: как экономические процессы влияют на изменение численности населения, так и демографические факторы оказывает воздействие на развитие экономики. Конечно, попытки установить подобного рода зависимость предпринимались и ранее, но именно работы Мальтуса заложили основу для дальнейшего развития демографического направления в экономической науке.

2. Основные положения теории народонаселения Мальтуса

Теория народонаселения, выдвинутая Мальтусом, изложена им в работе «Опыт о законе народонаселения …”, вышедшей впервые в 1798 году и вторично изданной автором с существенными изменениями в 1803 году. Изначальной целью своего исследования Мальтус ставит «улучшение жизни человечества”. Надлежит заметить, что в изложении своих идей Мальтус широко использует не только экономические, но и социологические, натурфилософские, этические и даже религиозные понятия и концепции. Изложение своей теории Т. Р. Мальтус начинает с того, что постулирует некий всеобщий «биологический закон”, которому подчиняются все живые существа — «великий и тесно связанный с человеческой природой закон, действовавший неизменно со времени происхождения сообществ”. Этот закон «состоит в проявляющемся во всех живых существах постоянном стремлении размножаться быстрее, чем это допускается находящимся в их распоряжении количеством пищи”. Далее, ссылаясь на результаты доктора Франклина, Мальтус указывает на ограничение рассматриваемого процесса размножения, отмечая следующее: «единственной границей воспроизводительной способности растений и животных является лишь то обстоятельство, что, размножаясь, они взаимно лишают себя средств к существованию”. Однако, если у животных инстинкт размножения не сдерживается ничем, кроме указанного обстоятельства, то человек обладает разумом, который в свою очередь играет роль ограничения, накладываемого человеческой природой на действие приведённого выше биологического закона. Побуждаемый тем же инстинктом размножения, что и другие существа, человек удерживается голосом разума, внушающим ему опасение, что он будет не в состоянии обеспечить удовлетворение потребностей себя и своих детей. В основу своей теории Мальтус положил результаты исследований динамики изменения численности населения Северо-Американских территорий, в то время ещё колоний Соединённого Королевства и других государств Старого Света, во второй половине XVIII-го века. Он заметил, что количество жителей наблюдаемых территорий удваивается через каждые 25 лет. Из этого он делает следующий вывод: «Если размножение населения не встречает никакого препятствия, то оно удваивается каждые двадцать пять лет и возрастает по геометрической прогрессии». Позднее критики теории Мальтуса указывали на ошибочность этого вывода; они подчёркивали, что основной причиной увеличения населения колоний Северной Америки были миграционные процессы, а не биологическое размножение (подробнее см. главу 5).
Вторым основанием теории Мальтуса стал закон убывающего плодородия почв. Суть этого закона заключается в том, что производительность сельскохозяйственных земель убывает со временем, и для того, чтобы расширять производство продуктов питания, следует осваивать новые земли, площадь которых хотя и велика, но всё-таки конечна. Он пишет: «Человек стеснен ограниченным пространством; когда мало-помалу . будет занята и возделана вся плодородная земля, увеличение количества пищи может быть достигнуто не иначе, как только путем улучшения занятых ранее земель. Эти улучшения, по самым свойствам почвы, не только не могут сопровождаться постоянно возрастающими успехами, но, наоборот, последние будут постепенно уменьшаться, в то время как население, если оно находит средства существования, возрастает безгранично, и это возрастание становится, в свою очередь, деятельной причиной нового возрастания”. В итоге Мальтус делает вывод о том, что «средства существования в самых благоприятных условиях для труда ни в коем случае не смогут возрастать быстрее, чем в арифметической прогрессии».
Таким образом Мальтус приходит к выводу о том, что жизнь человечества при сохранении наблюдаемых тенденций со временем может лишь ухудшаться. Действительно, производство средств существования расширяется медленнее, чем растет численность населения. Рано или поздно потребности населения превзойдут доступный уровень необходимых для его существования ресурсов, и начнется голод. В результате такой неуправляемой эволюции человечества по Мальтусу создаются «лишние» люди, каждому из которых уготована тяжёлая участь: «На великом пиршестве природы для него нет прибора. Природа приказывает ему удалиться, и если он не может прибегнуть к состраданию кого-либо из окружающих, она сама принимает меры к тому, чтобы ее приказание было приведено в исполнение».
Однако в действительности, как отмечает Мальтус, рост населения происходит не беспрепятственно. Он сам замечает, что тезис об удвоении населения каждые двадцать пять лет в действительности не имеет места. Нетрудно посчитать, что в противном случае за 1000 лет население уваличилось бы в 240 раз, то есть если бы в 1001 году нашей эры на Земле проживало бы два человека, то в 2001 году – уже более 2*1012, или два триллиона человек, что примерно в триста раз превышает фактическое сегодняшнее значение (примерно шесть миллиардов). Такое размножение, по Мальтусу, возможно лишь при некоторых специфических условиях, а в реальной жизни человек сталкивается с различными «преградами”, которые можно классифицировать следующим образом:

1. Нравственное обуздание: «Долг всякого человека состоит в том, чтобы решаться на брачную жизнь лишь тогда, когда он может обеспечить свое потомство средствами существования; но в то же время необходимо, чтобы склонность к брачной жизни сохранила всю свою силу, чтобы она могла поддержать энергию и пробудить в безбрачном человеке стремление достигнуть трудом необходимой степени благосостояния”.

2. Пороки: «Распущенность, противоестественные связи, осквернение супружеского ложа, ухищрения, предпринимаемые для сокрытия последствий преступной и противоестественной связи”.

3. Несчастья: «вредные для здоровья занятия, тяжкий, чрезмерный или подвергающий влиянию непогоды труд, крайняя бедность, дурное питание детей, нездоровые жизненные условия больших городов, всякого рода излишества, болезни, эпидемия, война, чума, голод”.

Тем не менее, численность населения всё же растёт довольно быстрыми темпами, так что проблема голода в судьбе человечества рано или поздно станет решающей. Из своих рассуждений Т.Р. Мальтус делает следующие выводы: «Если при настоящем положении всех исследуемых нами обществ естественное возрастание населения постоянно и неуклонно сдерживалось каким-либо препятствием; если ни лучшая форма правления, ни проекты выселений, ни благотворительные учреждения, ни высшая производительность или совершеннейшее приложение труда, — ничто не в силах предупредить неизменного действия этих препятствий, тем или иным образом удерживающих население в определенных границах, то из этого следует, что порядок этот есть закон природы и что ему необходимо подчиняться; единственное обстоятельство, предоставленное в этом случае нашему выбору, заключается в определении препятствия, наименее вредного для добродетели и счастья. Если возрастание народонаселения неизбежно должно быть сдержано каким-либо препятствием, то пусть лучше таковым окажется благоразумная предусмотрительность относительно затруднений, порождаемых содержанием семьи, чем действие нищеты и страданий”. В качестве одного из решений указанной проблемы Мальтус предлагал посильное «воздержание» от деторождения. Таким образом, для достижения баланса между темпами роста населения и обеспеченностью его необходимыми ресурсами, по Мальтусу, требуется принятие политических решений, направленных на ограничение рождаемости среди отдельных категорий населения. Впоследствии эти выводы Мальтуса подверглись суровой критике с самых различных точек зрения. Некоторые аспекты этих критических замечаний будут обсуждены в главах 4-6.

3. Проблема реализации и её решение в рамках предложенной Мальтусом теории реализации

Т. Р. Мальтус занимался также исследованиями в области теории ценности. Он отверг трудовую теорию стоимости в редакции Д. Рикардо; претензии Мальтуса к ней заключались в следующем: эта теория не в состоянии объяснить, каким образом капиталы с разной структурой, т.е. с разной долей вложения в труд, приносят одинаковую норму прибыли. Почему, например, владелец мельницы получает примерно такой же доход, что и страхователь морских грузовых перевозок или держатель королевских купонных облигаций? Кроме того, если заработная плата рабочего является лишь частью стоимости, создаваемой трудом, то покупка труда рабочего капиталистом представляет собой неэквивалентный обмен, то есть очевидное нарушение законов рыночной экономики.

Как и Ж. Б. Сэ, Т. Р. Мальтус стал развивать «нетрудовой” вариант теории стоимости Адама Смита. В соответствии с этой теорией стоимость товара определяется не только затратами «живого труда”, но и прочими издержками производства, к которым Смит отнес «овеществленный труд”, т.е. затраты, связанные с использованием средств производства (капитальных благ), а также прибыль на вложенный капитал.

И здесь тема стоимости становится тесно связанной с проблемой реализации и перепроизводства. Т. Р. Мальтус первым в истории социально-экономической мысли осуществил постановку этой проблемы. В трактовке Мальтуса эта проблема формулируется следующим образом.

При реализации товаров возникает выручка, из которой покрываются издержки и образуется прибыль. Издержки, связанные с использованием труда, будут оплачены рабочими, а издержки, связанные с использованием средств производства — капиталистами (при продажах товаров друг другу); но кто оплатит прибыль? Ведь если прибыль не будет оплачена, то, естественно, часть товаров не будет куплена, и возникнет кризис перепроизводства.

По мнению Т. Р. Мальтуса, прибыль будет оплачена так называемыми «третьими лицами”, т.е. людьми, которые только потребляют, ничего при этом не производя. К ним он относит военных, государственных должностных лиц, священников, землевладельцев и т.д. Мальтус считал, что существование указанных лиц представляет собой необходимое условие для существования рыночной, капиталистической экономики.

Очевидный недостаток теории реализации Т. Р. Мальтуса состоит в том, что он не объяснил, откуда «третьи лица” возьмут финансовые средства для оплаты прибыли. Если, например, предположить, что такие средства поступят им в виде ренты, налогов и прочих платежей, то это означает ничто иное, как вычет из доходов рабочих и капиталистов; суммарный спрос (или, в терминах современной макроэкономики, величина совокупного спроса) в итоге не изменится.

Иными словами, отделив прибыль от труда, Мальтус пришёл к выводу о том, что прибыль имеет своим источником продажу товара выше его стоимости (напомним, что в марксизме источником прибыли является прибавочная стоимость, и она неразрывно связана с трудом). В результате Мальтус утверждал, что реализация любого количества товаров и услуг не может быть обеспечена за счёт совокупного спроса рабочих и капиталистов вследствие продажи товаров на рынке выше их стоимости. Решение проблемы реализации Мальтус видел в постоянном росте непроизводительного потребления упомянутых «третьих лиц”, якобы могущих создать необходимый дополнительный спрос на всю массу производимых в обществе товаров.

Уместно заметить также, что такая точка зрения чрезвычайно близка некоторым современным отечественным экономистам, предлагающим правительству для стимулирования потребительского спроса со стороны населения и «разогрева” таким образом российской экономики выпустить побольше денег и раздать их, очевидно, тем же «третьим лицам”. По всей видимости, эта точка зрения до сего момента не снискала достаточного количества сторонников в российских органах государственной власти, и пока правительство старается придерживаться принципов равенства расходов и доходов, заложенных в Законе о бюджете.

По мнению современных исследователей и историков экономической науки, основная заслуга Т. Р. Мальтуса состоит здесь в самой постановке проблемы реализации, нашедшей развитие в трудах последующих поколений экономистов, главным образом приверженцев и продолжателей кейнсианства.

4. Критика мальтузианства с точки зрения других социально-экономических учений

Фактически сразу же после опубликования основные положения теории Мальтуса стали предметом обсуждения среди исследователей, общественных деятелей и даже среди непрофессиональной аудитории. Помимо последователей теории, обнаружились и её критики, некоторые из которых были весьма конструктивными. Впоследствии на труды Мальтуса ссылались специалисты из самых разных областей науки – от экономистов-социалистов до биологов, исследующих трофические цепи биоценозов. Труды Мальтуса оказали определяющее влияние на развитие теории Дарвина (подробнее этот вопрос будет обсуждаться в следующей главе).

Немалое значение теории Мальтуса и её влиянию на «социальную теорию либерализма” придавал Людвиг фон Мизес. В своей работе «Социализм” он отмечает следующее: «Мальтус был весьма далек от понимания борьбы за выживание как необходимого социального института. Он не всегда понимает эту борьбу как взаимное истребление живых существ в схватке за обладание территорией, добычей и самками. Он использует это выражение в переносном смысле, метафорически, чтобы показать взаимозависимость живых существ и связь их с окружающей средой. Принимать это выражение в буквальном смысле — грубая ошибка. Когда естественный отбор трактуют как борьбу на истребление, а затем конструируют социальную теорию на необходимости этого уничтожения, мы получаем еще более тяжкие последствия”.

По мнению Л. фон Мизеса, теория народонаселения Мальтуса есть не что иное, как часть социальной доктрины либерализма, «хотя критики постоянно демонстрируют непонимание этого факта”. «Ядро социальной теории либерализма — это теория разделения труда. Только в тесной связи с ней можно правильно объяснить социальные условия закона народонаселения Мальтуса. Общество возникает как объединение людей ради лучшего использования естественных условий существования. По существу, общество есть запрет на взаимоистребление людей, борьба заменяется взаимопомощью, это образует основную мотивацию поведения всех членов единого организма. Внутри границ общества не должно быть борьбы, есть только мир. Любая борьба, по сути, тормозит социальную кооперацию. Сплоченное общество-организм может устранить борьбу за существование против враждебных сил. Однако изнутри, когда общество состоит из взаимодействующих индивидов, оно не может быть ничем иным, как сотрудничеством” — отмечает фон Мизес.

Далее фон Мизес даёт собственную интерпретацию результатов Мальтуса: «Частная собственность на средства производства есть регулятивный принцип, обеспечивающий равновесие между ограниченным числом средств, которыми общество располагает, и более быстро растущим числом потребителей. Этот принцип ставит каждого индивида в зависимость от квоты экономического продукта, социально резервируемого от коэффициента собственности и труда. Он выражается в снижении показателя рождаемости под давлением социального пресса, элиминацией излишних членов общества, как это случается в животном и растительном царстве. Однако функцию борьбы за существование выполняет «моральный тормоз», ограничивающий потомство”.

Л. фон Мизес отвергает также предъявляемые к теории Мальтуса обвинения в человеконенавистничестве и жестокости, предостерегая читателей от неверных заключений: «В обществе нет и не может быть борьбы за выживание. Было бы грубейшей ошибкой делать подобные варварские выводы из социальной теории либерализма. Вырванные из контекста выражения Мальтуса, используемые для превратных толкований, они объясняются простой недостаточностью и неполнотой первой редакции, написанной до того, как вполне сформировался дух классической политэкономии. Следует подчеркнуть тот факт, что до Дарвина и Спенсера никто не мог рассматривать борьбу за существование в современном смысле слова как действующий в человеческом обществе принцип поведения”. К этому замечанию фон Мизеса хотелось бы добавить, что Мальтус в своих выводах почти никак не учитывал рациональность поведения человека и морально-психологические вопросы его жизнедеятельности, хотя и упоминал о некоторых их аспектах и отчасти использовал их в своих построениях. Указанное обстоятельство также часто рассматривалось критиками как существенный недостаток теории народонаселения. Несколько отличным от взглядов фон Мизеса было мнение о теории Мальтуса у классиков марксистко-ленинской идеологии. Большая Советская Энциклопедия определяет мальтузианство как «систему буржуазных воззрений на народонаселение, согласно которой положение трудящихся определяется не социальными условиями капиталистического строя, а «вечными” законами природы, заключающимися в том, что якобы рост средств существования отстаёт от роста народонаселения”. По мнению А.П. Судоплатова, «человеконенавистнические концепции Мальтуса тесно смыкаются с расистскими измышлениями о мнимой угрозе человечеству, проистекающей из высоких темпов роста населения народов стран Азии и Африки”.

Классики марксизма-ленинизма настаивали на реакционной сущности мальтузианства, называя его «самым откровенным провозглашением войны буржуазии против пролетариата” (Фридрих Энгельс). На их взгляд, каждому общественному строю присущ свой закон народонаселения; в условиях капитализма существует относительное перенаселение, т. е. безработица, как неизбежное следствие всеобщего закона капиталистического накопления. Воспроизводство же населения и «условия размножения человека непосредственно зависят от устройства различных социальных организмов .” (Ленин В. И. Полное собрание сочинений, 5-е изд., т. 1, с. 476). С последним утверждением трудно не согласиться.

Классики марксизма-ленинизма неоднократно подчёркивали необходимость решительной, бескомпромиссной и беспощадной борьбы против мальтузианства и неомальтузианства во всех его разновидностях, » . против попыток навязать это реакционное и трусливое учение самому передовому, самому сильному, наиболее готовому на великие преобразования классу современного общества” (Ленин В. И., Полное собрание сочинений, 5-е изд., т. 23, с, 257).

Классики марксизма-ленинизма обнаруживают существенный недостаток в построениях Мальтуса: в них игнорируются реальные возможности современного общества сознательно преобразовывать окружающую среду. В условиях социализма, как писал Карл Маркс, » .ассоциированные производители рационально регулируют этот свой обмен веществ с природой, ставят его под свой общий контроль, вместо того чтобы он господствовал над ними, как слепая сила; совершают его с наименьшей затратой сил и при условиях, наиболее достойных их человеческой природы и адекватных ей”.

С точки зрения марксизма, объективная необходимость регулирования демографических процессов может быть реализована не в рамках неомальтузианских призывов к ограничению деторождения, а комплексом широких и прогрессивных социально-экономических преобразований, способных изменить условия труда и жизни людей. К подобному выводу пришли и некоторые современные исследователи, упоминаемые в гл. 6 этой работы.

5. Взгляд на теорию Мальтуса с точки зрения математики и биологии

Одной из наиболее частых претензий к построениям Мальтуса было то, что он использовал несостоятельные статистические данные по приросту населения — им учитывалась в основном статистика колоний в Северной Америке, где огромную роль играла иммиграция. Однако современная история слаборазвитых стран показывает, что связь между бедностью и нерегулируемым быстрым ростом населения является весьма тесной. Прогрессирующее размножение людей за счет разницы между родившимися и умершими является установленным многовековыми наблюдениями фактом. Причем, люди размножаются даже не по простой геометрической прогрессии, а по экспоненте. Исследователь Агаджанян в работе приводит следующие данные: «Если по расчетам демографов население земного шара к 2000 году удвоится за предыдущие 39 лет, то 9 предшествоваших этому удвоений происходили соответственно за 65, 120, 300, 1600, 2500, 4000, 25000, 60000 и 300000 лет. Следующее же удвоение, если ничего кардинального не произойдет, будет всего за 15 лет, т.е. даже быстрее, чем это определил Мальтус (например, численность населения Ирана удвоилась за 1981-95 гг., включавшие кровопролитную Ирано-Иракскую войну, унесшую около 500 тысяч жизней молодых мужчин)”.

Однако, далее исследователь Агаджанян опровергает истинность биологического обоснования теории Мальтуса – его постулата о способности биологического вида к бесконечному прогрессирующему размножению в условиях отсутствия врагов. Он пишет: «Правдоподобность мальтузианского постулата ввела в заблуждение многих, даже таких именитых ученых, как Чарльз Дарвин и Альфред Уоллес, которые положили его в основу своей эволюционной теории — дарвинизма. Однако, постулат этот глубоко ошибочен и не имеет никакой биологической основы”. В доказательство этому Агаджанян указывает на следующие общеизвестные факты:

• многие и многие биологические виды в прошлом максимально приспособились, остались без естественных врагов, но, все же, вымерли;

• многие из ныне живущих биологических видов, которые хорошо приспособлены и не имеют естественных врагов, обладают низкой плодовитостью и внесены в Красную книгу;

• несмотря на максимально неблагоприятные условия, которые человек создает для некоторых вредных ему биологических видов, несмотря на многочисленное уничтожение их особей, многие из этих видов не только не вымирают, а процветают, отличаясь высокой плодовитостью;

• несмотря на максимально благоприятные условия, которые человек создает для полезных видов животных и растений, плодовитость и урожайность многих из них оставляет желать лучшего.

Далее Агаджанян указывает как на ошибочность мальтузианства, так и на неадекватность основанной на его положениях математической модели Лотке — Вольтерра, которая с 30-х годов нашего столетия широко применяется в физике, химии, медицине, демографии и биологии. Эта модель описывает в биологии численные взаимосвязи в классических системах «хищник — жертва”. По замечанию Агаджаняна, в ней недостает обратной связи между гибнущими и остающимися в живых особями популяции, а подтверждение адекватности модели было получено прежде лишь в некорректно поставленных экспериментах.

Известный философ и исследователь в области логики Бертран Рассел [4] также отмечает связь теории Дарвина с теорией народонаселения Мальтуса. Он пишет: «Воспроизводство живых существ происходит настолько быстро, что большая часть каждого поколения погибает, так и не дав потомства. Женская особь трески мечет примерно 9 миллионов икринок в год. Если бы все они выжили и дали потомство, океан заполнился бы через несколько лет треской, а Земля вновь оказалась бы затопленной. Даже человеческие популяции, скорость роста которых медленнее, чем у других животных (за исключением слонов), удваиваются каждые 25 лет. При такой скорости через 200 лет население планеты достигнет 500 миллиардов человек. Но в действительности животные и растительные популяции, как правило, стабильны; это верно также и в отношении человеческих популяций”.

Приведённые критические замечания показывают, насколько плодотворной с точки зрения развития естественных наук была постановка задач, сформулированных Мальтусом.

6. Роль теории Мальтуса в формировании современных научных концепций. Актуальные экономические проблемы антропосоциогенеза

Следует заметить, что предложенное Мальтусом решение проблемы дисбаланса между потреблением и возможностями производства пищи через ограничение рождаемости является малоэффективным. Дело в том, что население растёт не только за счёт естественного прироста, но и за счёт увеличения средней продолжительности жизни и других факторов. Ограничение рождаемости в совокупности с ростом продолжительности жизни приводит к старению общества, уменьшению доли экономически активного населения. И тогда здесь возникают проблемы пенсионного обеспечения большого количества престарелых граждан, решать которые приходится за счёт остальной части общества.

По всей видимости, решение поднятых Мальтусом проблем существенно выходит за рамки экономической теории. Теория Мальтуса оказала большое влияние на развитие некоторых научных концепций – начиная от теории эволюции и естественного отбора Чарльза Дарвина и заканчивая концепцией устойчивого развития, предложенной Римским клубом. Немалую роль теория Мальтуса сыграла также в формировании концепции «золотого миллиарда” — именно в такую величину оценивается оптимальное количество людей, населяющих землю. И уже за саму постановку вопроса о том, что делать с остальными пятью миллиардами, противники этой концепции обвиняют Мальтуса в человеконенавистничестве. Между тем проблема очевидна: потребности человечества в пищевых ресурсах могут очень скоро превзойти возможности биомассы Земли по их удовлетворению. Как отмечает Н. Н. Моисеев, неизбежным для человечества становится введение самоограничений, прежде всего на производство и потребление. В современной экономической, социологической и философской проблематике вопросы эволюции человека как господствующего в общепланетарном масштабе биологического вида приобретают всё более возрастающее значение. Это обусловлено прежде всего осознанием отчётливо проявляющихся противоречий между возможностями окружающей среды и теми антропогенными тенденциями, которые, будучи заложены в самой природе человека или приобретены им в процессе многовекового развития, начинают носить глобальный характер, существенно превышающий предел устойчивости регуляционных механизмов биосферы. В широкое научное рассмотрение этот круг проблем ввели В. И. Вернадский, Ле Руа и Тейяр де Шарден. Этими учёными были предложены различные пути решения указанных проблем, опирающиеся на концепции ноосферы и коэволюции человека и природы. Они связаны с необходимостью изменений в мировоззрении и ценностных ориентирах человечества, в его действительном понимании своей ответственности за состояние планеты и осознании своего прогрессирующего влияния на неё. Свой вклад в такое осознание и изменение мировоззрения, несомненно, внёс и Т. Р. Мальтус.

БИБЛИОГРАФИЯ
При подготовке этой работы были использованы следующие источники:
[1] Т.Р. Мальтус. Опыт о законе народонаселения. Петрозаводск, 1993.
[2] Л. фон Мизес. Индивид, рынок и правовое государство. Санкт-Петербург, «Пневма», 1999.
[3] Большая Советская Энциклопедия. Москва, 1984.
[4] Б. Рассел. Почему я не христианин. Москва, «Политиздат”, 1987.
[5] И.А. Агаджанян. Ранее неизвестные сигналы гибнущих. Ереван, «Наири”, 1997.
[6] Я.С. Ядгаров. История экономических учений. Учебник для вузов. 3-е издание. Москва, «ИНФРА-М”, 1999.
[7] Хрестоматия по экономической теории. Составитель: д.э.н., проф. Е.Ф. Борисов. Москва, «Юрист», 1997.
[8] В.А. Лось. Касссандра ХХ века. К 25-летию Римского клуба. // Вестник РАН, том 64, № 9, 1994.
[9] Н.Н. Моисеев. Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-политологический анализ. // Вопросы философии, № 1, 1995.

- доцент
- кандидат юридических наук
- профессор кафедры

Оцените автора
Добавить комментарий