Истоки и своеобразие русской культуры

Проблема
русской культуры чрезвычайно объемна, многоуровнева и многоаспектна, поэтому, приступая
к ее рассмотрению, не следует претендовать на всеохватность, целесообразнее
остановиться на анализе основополагающих доминант процесса ее складывания и
существования.

В
первую очередь обратимся к общим основаниям внеисторического (надысторического)
характера: природно-географическим (ландшафт, биосфера, климат), геополитическим,
этнокультурному своеобразию народов, причудливое сочетание которых легло в
основу древнерусской народности, а также этносоциокультурные особенности
окружения. Рассуждая о природных элементах генезиса культуры Древней Руси, обратите
внимание на территорию локализации древнерусской культуры: Восточно-Европейскую
равнину с ее безграничностью, необъемлимостью, природной суровостью и мощью. Подумайте,
как эта исходная особенность могла повлиять на строй русского духа, культуры в
целом. Для более глубокого проникновения в суть данного аспекта проблемы
обратитесь к работам Н. А. Бердяева, Л. Н. Гумилева. Судьбоносную роль в
зарождении и жизни русской культуры играет и такой фактор, как пограничное
положение России между Востоком и Западом — пограничное положение русской
культуры между восточной и западной цивилизациями. Эти два потока сталкиваются
и взаимодействуют в русской культуре, образуя трагический водоворот влияний, противоречивость
ориентаций и т. д. Говоря об этнокультурных основах следует отметить, что
древнерусская народность слоившаяся в конце первого тысячелетия нашей эры, представляет
из себя не единый славянский монолит, а многообразие основ (фино-угорских, тюркских,
балтских) при доминирующей роли восточных славян. Разноуровневым и
противоречивым было и этносоциокультурное влияние окружения — это кочевые
народы Великой Степи, оседлые ближнего Северо-Запада, а также древние болгары и
Византия. Своеобразие природно-географических, этнокультурных факторов
причудливо переплеталось в процессе исторического развития жизни Древней Руси и
выражалось в формах, методах освоения и видения мира, конкретизировавшихся
первоначально в смысло-образах языка, мифологии, фольклоре, обычаях, специфических
формах религиозных культов (варианты язычества) и т. д.

Мощным
фактором, завершившим оформление древнерусской культуры, было Крещение Руси (988 г.). Многие авторы
считают, что 988 г.
и есть точка отсчета культурно-исторического развития России. Чтобы
подступиться к сути этого неоднозначно решаемого аспекта нашей темы, следует
понимать, что определенные коренные основы культуры Древней Руси к этому
времени уже существовали и не могли играть существенную роль в выборе религии. Хотя
имели место военно-политические, экономические интересы, стояли задачи
объединения древнерусских земель в единое государство, самоопреления (выбора
своего пути), но в «выборе» преобладала все же духовная доминанта. Вспомним
описание выбора веры в «Повести временных лет» и коментарии Д. С. Лихачева,
Л. Н. Гумилева. Рассуждая с позиций духовной доминанты выбора религии, подумаем,
почему предпочтение было отдано восточной ветви христианства, и какую роль в
этом сыграли социокультурые особенности Византии (глубокий анализ культуры
Византии дается в работах С. С. Аверинцева). Углубленное рассмотрение культурологического
аспекта Крещения Руси предполагает ясное представление того, что «введение»
христианства вне зависимости от методов существенным образом трансформировало
менталитет древнерусского народа и предопределило важнейшие черты русской
культуры на столетия вперед. Однако и само восточное христианство под
воздействием глубинных особенностей русской культуры существенно преобразилось.
Это выразилось в особой роли Богородицы, русских святых, икон; своеобразном
сочетании языческого, магического миропонимания и христианства (двоеверие, трансформация
христианских праздников и т. д.).

 

Бегло
очерченные нами, глубинные социокультурные основания уже более чем тысячелетие
определяют устойчивое своеобразие коренных парадигм русской культуры. Этот
механизм воспроизводства, назовем его менталитетом русской культуры, присущ
всем самобытным культурам, но именно в русской обозначенный «пласт» бытия
проявляется наиболее мощно. Проявление его властной силы можно обнаружить в
воспроизводящихся стереотипах поведения, в культурно-исторических аналогиях
между далеко отстоящими друг от друга эпохах. В качестве примера
проанализируйте такие явления, как Смутное время — конец XVI — начало XVII в.
— период революции 1917 г.
и гражданская война — современный этап распада СССР или символическую для
русской культуры аналогию деспотического правления Ивана Грозного и Сталина. Следует
обратить внимание и на такие «сквозные» характеристики бытия России ,
ее души, как противоречивость, причем не имеющая стадий умиротворения: или — или!
Рассмотрение этой укорененной в недрах менталитета черты выводит нас к проблеме
ослабленности формотворчества в русской культуре, что воплощается в
безграничности, неупорядоченности, катастрофичности миропонимания и тяготении к
столь же выходящим за пределы средствам выражения. Констатация лишь нескольких
конкретных проявлений ментальных доминант на «поверхности» культуры
вызывает вопрос: а существует ли нечто консолидирующее этот рой
противоположностей. В качестве возможного «первотолчка» для рассуждений
используйте тот факт, что в каждом определенном временном пласте русской
культуры оформляется, условно говоря, двоецентрие: оседлость-кочевничество, христианство-язычество,
«демократы»-«патриоты». Феномен двоецентрия создает
неустойчивое равновесие, а тем самым ряд, опять же, неоднозначных характеристик,,
но и такую уникальную закономерность, как постоянное обновление и
воспроизводство социокультурной системы.Литература

Пигалев А. И. Культурология: Учебник для студ. вузов / А. И. Пигалев; ВолГУ.
— Волгоград: Либрис, 1999.
Аверинцев С. С. Поэтика ранневизантийской культуры. М., 1977. С. 57, 58, 248, 249, 237-239.
Аверинцев С. С. Византия и Русь: два типа духовности // Новый мир. М., 1988. N 7, 9.
Бердяев Н. А. Судьба России. М., 1990.
Бердяев Н. А. Русская идея // О России и русской философской культуре: Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М., 1990. Гл. 1.
Гумилев Л. Н. От Руси к России: очерки этнической истории. М.,1992. Гл. I-III.
Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991.
Егоров, В. К. Философия культуры России. Контуры и проблемы / В. К. Егоров; РАГС. — М.: Изд-во РАГС, 2002.
Кедров К. Звездная книга // Новый мир. 1982. N 9.
Кондраков И. В. Введение в историю русской культуры. М., 1994. Гл. 2, 3.
Лихачев, Дмитрий Сергеевич. Русская культура / Д. С. Лихачев. — М.: Искусство, 2000.
Лосский Н. О. Характер русского народа // Лосский Н. О. Условия абсолютного добра: Основы этики: Характер русского народа. М., 1991.
Панченко А.М. Русская история и культура: Работы разных лет. – СПб.: Юна, 1999.
Повесть временных лет. М.—Л., 1950. С. 60, 61, 258.
Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. М.: Русское слово, 1997.
Сапронов, П. А. Русская культура IX — XX вв.: опыт осмысления / П. А. Сапронов. — СПб. : Паритет, 2005.
Синицына Н.В. Третий Рим. Истоки и эволюция русской средневековой концепции (XV-XVI вв.). – М., 1998.
Трубецкой Н. С. О туранском элементе в русской культуре // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. М., 1993. С. 69-73.
Чанышев Н. А. Культура древних славян // История культуры России. М., 1993. С. 35-53.
Экономцев И. Некоторые особенности русского средневекового христианства // Православие. Византия. Россия. М., 1992. С. 35-57.

- доцент
- кандидат юридических наук
- профессор кафедры

Оцените автора
Добавить комментарий