История перестройки в Сибири

1. Перестройка в СССР. Основные события
2. Россия в период перестройки
3. Перестройка в Сибири. Общественная жизнь и культура
4. Экономика Сибири в перестроечный период 
Заключение
Литература

Перестройка в СССР. Основные события

 В марте 1985 г. на пост Генерального секретаря ЦК КПСС был избран М. С. Горбачев, «Сухой закон», в конце 80-х гг. — начало падения производства, инфляция, всеобщий дефи-цит).
 В январе 1987 г. на пленуме ЦК — провозглашение поли-тики «гласности».
 1988 г. — по решению Политбюро ЦК КПСС создана Комис-сия по изучению сталинских репрессий.
 Июнь 1988 г. — XIX конференция КПСС (начало реформы политической системы СССР, закон о кооперации).
 Февраль 1989 г. — вывод войск из Афганистана.
 Май 1989 г. — I съезд народных депутатов (резкая политическая поляризация, формирование противоборствую-щих течений).
 Март 1990 г. — III съезд Советов (избрание Горбачева пре-зидентом СССР, отмена 6-й статьи Конституции о руково-дящей роли КПСС).
 12 июня 1991 г. — избрание Б. Ельцина президентом России.
 Август 1991 г. – путч.

Россия в период перестройки

В марте 1985 г. на пост Генерального секретаря ЦК КПСС был избран М. С. Горбачев, который взял курс на изменение политической и экономической системы СССР.
Отставание от США в гонке космических вооружений, неспособ-ность в силу экономических причин дать ответ на программу «звездных войн” убедила правящие круги СССР в том, что соревнование в сфере высоких технологий уже почти проиграно.
Речь шла вовсе не о том, чтобы изменить систему (существующая вполне устраивала правящие верхи). Систему эту стремились лишь при-способить к новым международным условиям.
  В первоначальном проекте перестройки во главу угла ставилась тех-нология, а не человек, которому отводилась непонятная роль «человеческого фактора”. 
Первые реформы
Причины наступившего кризиса в экономике надо искать в урод-ливой структуре народного хозяйства страны и отсутствии серьезных стимулов к труду. Все это следует умножить на серьезные ошибки в управлении, допущенные в начале перестройки.
На XVII Съезде КПСС вопрос ставился правильно: повернуть производство лицом к потребителю и активизировать человеческий фак-тор. Но как добиться поставленной цели? Горбачев избрал вполне Марк-систский метод — метод проб и ошибок.
Сначала было «ускорение”- наивная попытка с помощью идеологичес-ких заклинаний и призывов к «каждому на своем рабочем месте” заста-вить проржавевший хозяйственный механизм крутиться быстрее. Но од-ними уговорами было не обойтись: на выпуск товаров народного по-требления была задействована только одна седьмая часть основных про-изводственных фондов. И правительство затеяло малую индустриализа-цию, чтобы в конечном итоге модернизировать отсталую легкую промы-шленность. Все это, однако, закончилось провалом уже на первом этапе: миллиардные государственные капиталовложения в базовые отра-сли бесследно растворились во всеобщем бедламе — нового оборудования, материалов, технологий легкая промышленность так и не дождалась.
Тогда сократили закупку ширпотреба и бросили валютные средства на закупку техники за рубежом. Результат — минимальный. Часть обо-рудования так и осталась на складах и под открытым небом из-за нехват-ки производственных площадей. А то, что удалось смонтировать, давало отказы. Целые поточные линии простаивали из-за неправильной эксплу-атации, отсутствия запчастей, низкого качества сырья.
Наконец, поняли, что при отсутствии стимулов у производителей ничего в экономике не повернешь. Решили дать предприятиям хозрас-четную самостоятельность. Но ограниченная свобода обернулась лишь правом бесконтрольного расходования государственных средств и при-вела к вздуванию цен, сокращению объемов производства и резкому росту денежной массы в наличном обращении.
Рост заработков при этом никак не повлиял на выход конечной по-требительской продукции, поскольку деньги выплачивались не только производителям товаров, но и всем остальным без исключения.
Желание власти выглядеть хорошо без всяких на то оснований сыгра-ло с ней плохую шутку. Не сокращая прежних расходов, в центре и на местах разрабатывали бесчисленные социальные программы, закачивали в экономику инфляционные деньги. Раздутый платежеспособный спрос начал потихоньку раздавливать и торговлю, и потребительский сектор промышленности.
Потери народного хозяйства от реформ Горбачева росли. Второе дыхание к социализму так и не пришло — началась агония.
К концу 1991 года мы имели гибрид бюрократического и экономии-ческого рынка (преобладал первый), имели почти законченный (именно за счет принципиальной юридической неопределенности в отношении формальных прав собственности) номенклатурный капитализм. Господ-ствовала идеальная для бюрократического капитализма форма — лже-государственная форма деятельности частного капитала. В политичес-кой сфере — гибрид советской и президентской форм правления, рес-публика посткоммунистическая и преддемократическая.
За годы «перестройки» было сделано удивительно мало для реального реформирования хозяйственного механизма. Принятые союз-ным руководством законы расширяли права предприятий, разрешали мелкое частное и кооперативное предпринимательство, но не затраги-вали принципиальных основ командно-распределительной экономики. Паралич центральной власти и, как следствие, ослабление государствен-ного контроля над народным хозяйством, прогрессировавший распад производственных связей между предприятиями разных союзных республик, возросшее самовластье директоров, недальновидная полити-ка искусственного роста доходов населения и другие популистские меры в экономике — все это привело к нарастанию в течение 1990 – 1991 гг. экономического кризиса в стране. Разрушение старой экономической си-стемы не сопровождалось появлением на ее месте новой.
В стране уже была реальная свобода слова, выросшая из политики «гласности», складывалась многопартийная система, проводились выбо-ры на альтернативной (из нескольких кандидатов) основе, появилась формально независимая пресса. Но сохранялось преимущественное положение одной партии — КПСС, сросшейся с государственным аппа-ратом. Советская форма организации государственной власти не обеспе-чивала общепризнанного разделения властей на законодательную, ис-полнительную и судебную ветви. Требовалось реформировать государ-ственно-политическую систему страны.
К концу 1991 г. экономика СССР оказалась в катастрофическом положении. Ускорялось падение производства. Национальный доход по сравнению с 1990 г. уменьшился на 20 %. Дефицит государственного бюджета, превышение государственных расходов над доходами, состав-лял от 20 % до 30 % валового внутреннего продукта (ВВП). Нарастание денежной массы в стране грозило потерей контроля государства над финансовой системой и гиперинфляцией, т. е. инфляцией свыше 50 % в месяц, которая могла парализовать всю экономику.
Важным элементом структуры отечественной экономики является завышенный уровень занятости по сравнению с его нормальной величи-ной. Отсюда искусственное и весьма существенное занижение уровня производительности труда и соответственно еще большая напряженнос-ть на потребительском рынке. Ярким примером этого положения служит ситуация, возникшая в 1991году, когда 12% падение ВНП за 9 месяцев практически не сопровождалось сокращением численности занятых, а происходило только за счет снижения производительности труда. Раз-рыв между фактической эффективной занятостью нарастал и покрывал-ся с помощью единственно возможного средства-инфляции в обеих ее формах-дефицита и роста цен. Дальнейшее нарастание этого разрыва формирует еще один фактор темпа роста инфляции, с которым необхо-димо считаться.
Ускоренный рост зарплат и пособий, начавшийся с 1989 г., увели-чил неудовлетворенный спрос, к концу года большинство товаров исчез-ло из государственной торговли, но зато втридорога продавалось в ком-мерческих магазинах и на «черном рынке». За период с 1985 г. по 1991 г. розничные цены выросли почти в три раза, государственный контроль над ценами не мог остановить инфляцию. Неожиданные перебои в снаб-жении населения различными потребительскими товарами вызывали «кризисы» (табачный, сахарный, водочный) и огромные очереди. Вводи-лось нормированное распределение многих продуктов (по талонам). Лю-ди опасались возможного голода.
Серьезные сомнения возникли у западных кредиторов в платеже-способности СССР. Суммарный внешний долг Советского Союза к кон-цу 1991 г. составлял более 100 млрд. долларов, с учетом взаимных дол-гов чистая задолженность СССР в конвертируемой валюте в реальном выражении оценивалась около 60 млрд. долларов. До 1989 г. на обслу-живание внешнего долга (погашение процентов и др.) уходило 25 – 30 % от суммы советского экспорта в конвертируемой валюте, но затем в свя-зи с резким падением экспорта нефти Советскому Союзу для приобре-тения недостающей валюты пришлось продавать золотой запас. К концу 1991 г. СССР уже не мог выполнить свои международные обязатель-ства по обслуживанию внешнего долга. Экономическая реформа стано-вилась неизбежной и жизненно необходимой.
Для чего нужна была перестройка номенклатуре и что в дейс-твительности она получила?
Наиболее активной частью либерально-демократической интел-лигенции в большинстве своем были люди, связанные с властью.
Массовые отряды собственно номенклатуры вполне спокойно и до-статочно сочувственно отнеслись к «антикоммунистической револю-ции». Поэтому она и произошла так легко, бескровно, в то же время осталась «половинчатой», а для многих обернулась обманом их социаль-ных ожиданий и надежд.
Совершенно очевидным стал характер номенклатурно-антиномен-клатурной революции, когда все увидели, что именно номенклатура прежде других обогатилась в ходе раздела собственности.
Сегодня налицо последствия выбора, сделанного в начале девянос-тых годов нынешнего столетия. Страна развалена. Этнические споры, территориальные претензии, вооруженные столкновения и полномас-штабные войны стали кошмарной реальностью сегодняшнего дня. Всего же за годы горбачевской «перестройки» и ельцинских реформ (1985 – 1995 гг.) на территории СССР возникло более 240 кровавых конфликтов и войн, общее число жертв которых составило полмиллиона человек.
В 1990 – 1991 годах у нас, безусловно, произошла мировая геополитическая катастрофа. Она была неожиданной для большинства советских людей.

Перестройка в Сибири. Общественная жизнь и культура

Вывод войск из Афганистана был воспринят советским народом с большой радостью, но многие из воинов вернулись больными и калека-ми. Но даже и здоровые афганцы не нужны были никому, в условиях на-растающей безработицы, в связи с развалом многих промышленных предприятий, люди зачастую не могли найти себе работу, чтобы обеспе-чить свою семью. Также на положение бывших воинов – афганцев ока-зало влияние мнение, муссировавшееся в те годы в прессе: война в Аф-ганистане была не нужной СССР и бесполезной. Часто слышались высказывания, что воины – афганцы никого из советских людей не за-щищали: «мы вас туда не посылали»,- все чаще слышали ребята – афган-цы. Многие из ребят стали преступниками или алоголиками, потому что, вернувшись домой с полей жестоких сражений, где они отстаивали ав-торитет своей страны, выполняя интернациональный долг, защищая границы своей Родины, они растерялись: они нужны были Родине толь-ко как пушечное мясо, не более, да и Родина-то какая-то другая стала, не та, которая провожала в бой…
Переломными были 90-е годы и для молодежи: страх, растерянность, одиночество, крушение надежд и разочарование. Отмена 6-й статьи Конституции о руководящей роли партии окончательно разрушило идеологические и моральные устои общества. Постепенно роль пионер-ской организации и комсомола в воспитании молодежи сошло на нет. Пионервожатые того времени били тревогу: «Мы спрашиваем у школь-ников, хотят ли они быть пионерами, а они нас спрашивают о том, кто такие пионеры. Они не знают, для чего им вступать в пионеры, спраши-вают, какая польза от пионерии и комсомола». С падением идеологии исчезли прежние идеалы молодежи, а новых им предложено не было. Молодежь начала черпать свои жизненные принципы и идеалы из зару-бежных фильмов, которые лавиной хлынули в СССР. Они не про-верялись цензурой, это просто невозможно было сделать. Повсеместно открывались видеосалоны, приносившие владельцам огромные барыши, в кинотеатры уже редко кто заглядывал. Многие из них в 90-е годы обанкротились и превратились в рыночные павильоны, заваленные турецким и китайским ширпотребом.
В связи с бархатными революциями в социалистическом блоке Вос-точной Европы, произошло объединение Германии, падение Берлин-ской стены. Правительство Германии объявило, что примет всех немцев, кто пожелает вернуться из СССР на историческую родину. То же самое сделал и Израиль. Многие люди начали уезжать из СССР в Германию и Израиль на «историческую родину». Одними из первых уехали советские люди, имеющие прямых родственников за границей. В дальнейшем, с ухудшением экономического положения в СССР, а затем в СНГ, эмиграция населения в Германию и Израиль стала практически массовой.
Как и во времена хрущевской «оттепели», критика сталинизма использовалась реформаторами для обоснования правильности проводи-мого курса. Многие репрессированные граждане СССР в это время были реабилитированы. Именно литература, кинематограф и театр во многом подготовили советское общество к новому этапу реабилитации жертв политических репрессий.
Литература. Особый размах приобрела гласность после январского пленума КПСС 1987 г. С конца 1986 – начала 1987 г. стали публиковать-ся литературные произведения, не допущенные в печать в период бреж-невской ресталинизации, — «Дети Арбата» А. Рыбакова, «Белые одежды» В.Дудинцева, «Зубр» Д.Гранина, «Исчезновение» Ю.Трифонова, «Жиз-нь и судьба» В.Гроссмана. В них поднимались проблемы судеб Интел-лигенции, национальных отношений в годы сталинского режима. Были опубликованы долгие годы находившиеся под запретом работы отечес-твенных литераторов 20-30-х и более поздних годов: «Мы» Е.Замятина, «Повесть непогашенной луны» Б.Пильняка, стихи М.Волошина, Н. Гумилева, романы А.Платонова «Чевенгур», «Котлован», «Ювенильное море», произведения В.Ходасевича, И.Шмелева, В. Набокова.
Вернулись к отечественному читателю труды крупнейших россий-ских философов – Н. Бердяева, В.Соловьева, П.Сорокина, В.Розанова, В.Лосского и др., раскрывавшие истоки и смысл русского коммунизма, проблемы самобытности российской истории и др.
Были опубликованы работы эмигрантов 70-80 – х гг. – И.Бродского, А. Галича, В.Некрасова, В. Аксенова, В. Войновича, за которые они были лишены советского гражданства. Одним из ярких событий литературной жизни стала публикация «Архипелага ГУЛАГ» А. Солженицына.
В литературных кругах шли горячие дискуссии о направлении и путях дальнейшего развития общества. Критиковали писателей, выступавших за коренные преобразования в стране (Б.Васильев, Г.Бакланов, С.Залы-гин, С.Баруздин, А.Рыбаков, А.Приставкин, Д. Гранин). Еще сильнее до-ставалось тем, кто выступал за сохранение традиционного пути (Ю.Бон-дарев, В.Распутин, А.Иванов, А. Проханов и др.)
Значительный вклад в «революцию умов» внесли литературные кри-тики и публицисты. Анализ частных «деформаций социализма», разо-блачение сталинизма, исследование «механизма торможения» подво-дили к мысли, что причина всех неудач в самой общественной системе.
Были изданы литературные произведения и научные исследования западных авторов, раскрывающие природу тоталитарного государства – «1984» Дж. Оруэлла, «Большой террор» Р. Конвекста, «Открытое общество и его враги» К. Поппера, «Большевики приходят к власти» А. Рабиновича, «Сталин: путь к власти» Р. Такера, «Бухарин» С.Козна, «Фашизм» Ж. Желева и др.
Кино, театр.
Гласность обновила и другие сферы духовной жизни – кинемато-граф, театр, музыкальное и изобразительное искусство. Летом 1986 г. состоялся съезд Союза кинематографистов СССР, ставший заметным событием в культурной жизни. Во всех творческих союзах произошла смена руководства, было осуждено подавление свободы творчества.
Годы перестройки были отмечены появлением как запрещенных ранее фильмов («Комиссар» А.Аскольдова, «Проверка на дорогах» А.Германа и др.), так и новых произведений антисоветского звучания – «Покаяние», «Завтра была война», «Холодное лето пятьдесят третьего», «Слуга», «Так жить нельзя», «Власть соловецкая» и др.
В театрах страны, в том числе и в театрах Сибири, были поставлены пьесы, по-новому трактовавшие события революции и Гражданской войны.
Новые популярные передачи появились на телевидении. Журналисты все чаще работали в прямом эфире. Открытость и острота принесли зрительские симпатии таким передачам, как «Взгляд», «До и после полуночи», «Пятое колесо». Совершенно необычным явлением для страны стали прямые трансляции заседаний XIX партконференции КПСС, съездов депутатов СССР, приковывавшие внимание огромного количества людей.
«Ласковый май». Группа «Ласковый май» стала воистину феноме-ном советской поп — культуры. Некто Андрей Разин на свои деньги запи-сал и распространил с проводниками поездов аудиокассеты с песнями никому неизвестной группы из детдомовских пареньков. Таким образом, в короткий срок весь Советский Союз узнал, кто такие — «Ласковый май». Популярность группы была огромна. На стадионах ребята соби-рали аншлаги во всех крупных городах Советского Союза. Стали появ-ляться многочисленные двойники группы, постоянно в прессе освеща-лись очередные скандалы, связанные с группой. Весь Советский Союз был влюблен в песни простых детдомовских мальчишек, а Андрей Ра-зин даже стал на какое-то время депутатом. Ни одна музыкальная группа не добивалась такого успеха, какой имел в свое время «Ласковый май». Почему советским людям полюбились эти песни? Все очень просто. В то тяжелое, трудное, смутное время ребята пели легкие незамысловатые, романтичные тексты, положенные на мелодичную, легкую музыку. Люди, уставшие от каждодневных забот, имели возможность хотя бы на какое – то время отвлечься от проблем насущных и вспомнить под песни «Ласкового мая» о том, что есть Белые розы, Розовый вечер, Ласковое лето, что жизнь прекрасна, среди забот, хлопот и вечной суеты есть незыблемые и вечные ценности — любовь и дружба и т.д.

Экономика Сибири в перестроечный период

Важным элементом структуры отечественной экономики является завышенный уровень занятости по сравнению с его нормальной вели-чиной. Отсюда искусственное и весьма существенное занижение уров-ня производительности труда и соответственно еще большая напряжен-ность на потребительском рынке. Ярким примером этого положения служит ситуация, возникшая в 1991 году, когда 12% падение ВНП за 9 месяцев практически не сопровождалось сокра-щением численности занятых, а происходило только за счет снижения производительности труда. Разрыв между фактической эффективной занятостью нарастал и покрывался с помощью единственно возможного средства — инфляции в обеих ее формах — дефицита и роста цен. Дальнейшее нарастание этого разрыва формирует еще один фактор темпа роста инфляции, с которым необходимо считаться.
ТЕПЛОВОЕ ХОЗЯЙСТВО В СИБИРИ. Наиболее интенсивно развива-лась Тюменская область, в которой теплопотребление увеличилось по сравнению с 1980 годом почти в 3 раза, хотя максимальный его уровень приходится на Красноярский край. Тепловое хозяйство регионов Сибири в течении длительного времени развивалось по пути концентрации тепловых нагрузок и централизации теплоснабжения. ТЭС Суммарная установленная электрическая мощность теплофикационных турбин превышала 20 млн. кВт, что с учетом конденсационных турбоагрегатов позволило выработать более 180 млрд. кВт ч. электроэнергии. Установ-ленная мощность ТЭС колеблется от единиц до 600-800 Мвт, из них почти 97% мощностей ТЭС принадлежат РОСЭНЕРГО, расход услов-ного топлива на которых в среднем составляет 319 г/(кВт ч.) и 42,2 кг/Дж. Однако более трети оборудования ТЭС имели параметры острого пара менее 9,0 МПА, что резко снижает эффективность теплофикации, а срок их эксплуатации близок к предельному или превышает его.
Основные недостатки в развитии теплового хозяйства Сибири во многом объясняются отсутствием государственной политики и четкого руководства развитием теплоснабжающих систем, в результате чего: наблюдалось стихийное строительство мелких неэкономичных промы-шленных и отопительных котельных, связанное с отставанием ввода мощностей на ТЭС и прокладки тепловых сетей; не достигается необхо-димый уровень демонтажа и обновления оборудования малоэкономич-ных ТЭЦ, что приводит к увеличению затрат и времени на его ремонт, а также снижению надежности работы оборудования и систем теплоснаб-жения в целом; конденсационная выработка энергии на ТЭЦ, оборудо-ванных турбинами на параметры острого пара менее 9,0 МПа, снижает эффективность телофикации, что особенно имело место при недовы-работке электроэнергии на ГЭС в маловодные годы, техническая осна-щенность систем теплоснабжения и технические решения при строи-тельстве тепловых сетей осталась на уровне 60-х годов, в то время как резко увеличились радиусы теплоснабжения и произошел переход на новые типоразмеры диаметров труб.
Распад бывшего СССР на независимые государства усугубил сложив-шуюся ситуацию в ЕЭС и в электроэнергетике в целом. Впервые за многие годы в 1991 г. в энергосистемах бывшего СССР и ЕЭС не воз-росла, а уменьшилась установленная мощность электростанций, снизи-лась выработка и потребление электроэнергии. Снизились показатели, характеризующие качество поддержания частоты, которые были улуч-шены в последние несколько лет. Годовой максимум нагрузки в ЕЭС в 1991 г. пройден при частоте 49,63 Гц, осенне-зимний — при частоте 49,48 Гц. Продолжительность работы ЕЭС с частотой вне допустимого ГОСТ диапазона в 1991 г. составила почти 500 часов. Ухудшились экономичес-кие показатели работы энергосистем — увеличились потери электроэнер-гии в электрических сетях, а также удельный расход топлива на ТЭС. Увеличилось число ограничений и отключений потребителей, вводимых по командам диспетчерского персонала.
Положение усугубляется тем, что в электроэнергетике резко возрас-тает объем морально устаревшего оборудования электростанций, отра-ботавшего свой ресурс. Основная часть оборудования электростанций, действующего и до настоящего времени, отработает свой ресурс к 2005-2010 гг. В то же время инвестиционный цикл в строительстве крупных электростанций от момента принятия решения до окончания самого строительства, как правило, превышает 10 лет.
НЕФТЯНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ СИБИРИ. Глубокий экономичес-кий кризис, охвативший Россию, не обошел и отрасли топливно-энерге-тического комплекса, особенно нефтяную промышленность. Это выра-зилось прежде всего в ускоряющемся сокращении объемов добычи нефти начиная с 1989 года. При этом только на месторождениях Тюмен-ской области — основного нефтедобывающего региона — добыча нефти снизилась с 394 млн. тонн в 1988 году до 307 млн. тонн в 1991 году. Рас-смотрим динамику добычи нефти. С конца 80-ых годов мы наблюдаем спад (за 1988 — 1991 годы объем добычи сократился более чем на 20%) , главные причины которого заключаются в следующем: — крупные и высокодебетные месторождения эксплуатируемого фонда, составляю-щие основу ресурсной базы, в значительной степени выработаны; — резко ухудшились по своим кондициям и вновь приращиваемые запасы. За время перестройки практически не было открыто ни одного крупного высокопродуктивного месторождения; — сократилось финансирование геолого-разведочных работ. Так в Западной Сибири, где степень освое-ния прогнозных ресурсов составляет около 35 процентов, финансирова-ние геологических работ, начиная с 1989 года, сократилось на 30 про-центов. На столько же уменьшились объемы разведочного бурения; — остро не хватает высокопроизводительной техники и оборудования для добычи и бурения. Основная часть технических средств имеет износ более 50 процентов, только 14 процентов машин и оборудования соот-ветствует мировым стандартам, 70 процентов парка буровых установок морально устарело и требует замены. С распадом СССР усугубилось положение с поставками нефтепромыслового оборудования из стран СНГ.
На территории Российской Федерации находятся три крупных нефтяные бызы: Западно-Сибирская, Волго-Уральская и Тимано-Печер-ская. Основная из них — Западно-Сибирская. Это крупнейший нефтегазо-носный бассейн мира, расположенный в пределах Западно-Сибирской равнины на территории Тюменской, Омской, Курганской, Томской и частично Свердловской, Челябинской, Новосибирской областей, Красс-ноярского и Алтайского краев, площадью около 3,5 млн. км. Нефтегазо-носность бассейна связана с отложениями юрского и мелового возраста. Большая часть нефтяных залежей находиться на глубине 2000-3000 мет-ров. Нефть Западно-Сибирского нефтегазоносного бассейна характери-зуется низким содержанием серы (до 1,1%), и парафина (менее 0,5%), содержание бензиновых фракций высокое (40-60%), повышенное коли-чество летучих веществ. Сейчас на территории Западной Сибири добы-вается 70% российской нефти. Так, в 1991 году добыча нефти без газово-го конденсата составила 231397192 тонны, из которых фонтанным способом – 26512060 тонн, а насосным 193130104 тонны. Из данных следует, что добыча насосным способом превышает фонтанную на поря-док. Это заставляет задуматься над важной проблемой топливной про-мышленности — старением месторождений. Вывод подтверждается и данными по стране в целом. В 1990 году в Российской Федерации из старых скважин добывалось 318272101 тонна нефти (без газового кон-денсата), в том числе из скважин, перешедших с прошлого года — 303872124 тонны, в то время как из новых скважин нефтедобыча соста-вила лишь 12.511.827 тонн. В Западной Сибири находятся несколько десятков крупных месторождений. Среди них такие известные, как Самотлор, Мегион, Усть-Балык, Шаим, Стрежевой. Большая часть из них расположена в Тюменской области — своеобразном ядре района. Тю-менская область, занимающая площадь 1435,2 тысячи квадратных кило-метров (59 процентов площади Западной Сибири, 8,4 процента – Россий-ской Федерации), относится к наиболее крупным (после Якутии и Красноярского края) административным образованиям России и вклю-чает Ямало — Ненецкий и Ханты — Мансийский автономные округа. В Российской Федерации Тюменская область занимает первое место по объему инвестиций, стоимости основных промышленно-производствен-ных фондов, по вводу в действие основных фондов, пятое по объему промышленной продукции. В республиканском разделении труда она выделяется как главная база России по снабжению ее народнохозяйст-венного комплекса нефтью и природным газом. Область обеспечивает 70,8 процента российской добычи нефти, а общие запасы нефти и газа составляют 3/4 геологических запасов СНГ. В Тюмени добывается 219818161 тонна нефти без годового конденсата (фонтанным способом — 24281270 тонн, насосным — 183781863 тонны) , что составляет более 90% всей добычи Западной Сибири. Анализируя данную информацию, нельзя не сделать следующий вывод: нефтедобывающей промышлен-ности Российской Федерации свойственна чрезвычайно высокая концен-трация в ведущем районе. Теперь коснемся структур, занимающихся нефтедобычей в Тюмени. На сегодняшний день почти 80 процентов добычи в области обеспечивается пятью управлениями (в порядке убы-вания веса — Юганскнефтегаз, Сургутнефтегаз, Нижневартовскнефтегаз, Ноябрьскнефтегаз, Когалымнефтегаз). Однако в недалеком времени аб-солютные объемы добычи сократятся в Нижневартовске на 60%, в Юганске на 44%, что выведет первое за пределы ведущей пятерки управлений. Тогда (по объемам добычи) первая пятерка будет включать (в порядке убывания) Сургут, Когалым, Юганск, Ноябрьск и Лангепас (вместе — около 70% объемов добычи области). Статус также определя-ется объемами ресурсов, используемых для обеспечения добычи. Час-тично показателем общей динамики может служить доля различных управлений в общем объеме ввода новых скважин. По этому показателю к октябрю 1992 года на первом месте находится СургутНГ, затем идут НоябрьскНГ, КогалымНГ, ЮганскНГ и КрасноленинскНГ. Однако в ближайшие 2-3 года из первой пятерки исчезает ЮганскНГ (появляется Нижневартов-скНГ). Показатель ввода новых скважин на освоенных полях необходи-мо рассматривать в сочетании с показателем ввода в разработку новых месторождений. По этому критерию пятерка лидиру-ющих управлений (около 65 вводимых до 2000 года месторождений, включает НоябрьскНГ, ПурНГ, СургутНГ, ТюменьНГ и ЮганскНГ. Причем именно эти управления лидируют как по доле месторождений, предполагаемых к вводу в 1995 году, так и по доле включаемых в разра-ботку извлекаемых запасов нефти (в порядке убывания доли – Тюмень НГ, НоябрьскНГ, ПугНГ и СургутНГ). В зоне действия НоябрьскНГ таких месторождений находится около 70, ПурНГ и ЮганскНГ около 20. Таким образом, в добывающей промышленности основного нефтя-ного района России мы наблюдаем сложную систему взаимодействия практически независимых управлений, несогласованно определяющих свою политику. Среди них нет признанного лидера, хотя можно пред-полагать сохранение ведущих позиций за Сургут, НоябрьскНГ и Юганск, не существует и настоящей конкурентной борьбы. Такая разоб-щенность создает немало проблем, но интеграция откладывается на не-определенную перспективу из-за большой динамичности отрасли: сни-жение статуса ПурНГ, КогалымНГ и ТюменьНГ вкупе с одновременным уменьшением влияния Нижневартовскнефтегаза способно уже сейчас дисбалансировать сложившуюся структуру отношений. Без сомнения, эти выводы, сделанные на основе взаимоотношений в ведущем районе, можно распространить и на всю систему нефтедобычи в целом, что даст определенное объяснение сложной ситуации в данной отрасли. Для неф-тяной промышленности Тюмени характерно снижение объемов добычи. Достигнув максимума в 1988 году 415.1 млн. тонн, к 1990 году нефте-добыча снизилась до 358,4млн. тонн, то есть на 13.7 процента, причем тенденция падения добычи сохраняется и в 1991 году.
Переработка попутного нефтяного газа Тюмени осуществляется на Сургутских, Нижневартовских, Белозерном, Локосовском и Южно-Балыкском газоперерабатывающих заводах. На них, однако, использу-ется лишь около 60% добываемого с нефтью ценнейшего нефтехимии-ческого сырья, остальное количество сжигается в факелах, что объясняя-ется отставанием ввода мощностей газоперерабатывающих заводов, не-достаточными темпами строительства газокомпрессорных станций и га-зосборных сетей на нефтепромыслах. Следовательно, выделяется еще одна проблема — разбалансированность внутреотраслевой структуры нефтяной промышленности.
Нефть Восточной Сибири отличается большим разнообразием свойств и состав вследствие многопластовой структуры месторождений. Но в целом она хуже нефти Западной Сибири, т.к. характеризуется большим содержанием парафина и серы, которая приводит к повышен-ной амортизации оборудования. Однако развал Советского Союза обусловил появление новой проблемы — разрыв внешних хозяйственных связей нефтяной промышленности. Россия оказалась в крайне невыгод-ном положении, т.к. вынуждена экспортировать сырую нефть ввиду дисбаланса нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности (мак-симальный объем переработки — 240 млн. тонн в год), в то время как цены на сырую нефть гораздо ниже, чем на нефтепродукты. Кроме того, низкая приспособляемость российских заводов, при переходе на нефть, ранее транспортировавшуюся на заводы республик, вызывает некачест-венную переработку и большие потери продукта.
Сибирь (производство металлургического и горного оборудования в городах Иркутск, Красноярск, производство турбин в г. Новосибирске). Производство крупного энергетического оборудования возникло и развивалось преимущественно вне металлургических баз в крупных центрах развитого машиностроения, которые специализи-руются на производстве отдельных видов этой сложной, требующей ква-лифицированного труда продукции. Мощные турбины и генераторы для электростанций дают Северо-Западный, Уральский и Западно-Сибир-ский районы. Высокопроизводительные котлы, дающие сотни и тысячи тонн пара производят в Барнауле. Преимущественно вне металлур-гических баз размещается производство тяжелых станков и кузнечно-прессового оборудования. Их выпускают небольшими сериями и неред-ко по индивидуальным заказам для отечественных и зарубежных заво-дов (Новосибирск), Производство горно-шахтного оборудования сложи-лось в главных угольных районах страны (Западно-Сибирский – Проко-пьевск; Восточно-Сибирский — Черемхово). Нередко такое размещение предприятий по изготовлению горно-шахтного оборудования связано с учетом местных особенностей добычи угля, руды и других полезных ископаемых. В годы перестройки темпы роста общего машиностроения, как и оборонной промышленности упали. Особенно нелегко пришлось оборонной промышленности. Правительство дало курс на конверсию и разоружение. Госзаказ на продукцию оборонной промышленности был снижен. На военно- промышленные разработки средств не выделялось. Оборонная промышленность разваливалась и концу 90-х годов нахо-дилась в агонии. Авиация и авиастроение оказались в такой же ситуа-ции. Моторостроители завода им. Баранова г. Омска в результате распада СССР потеряли в начале 90-х годов устойчивые финансово-экономические связи с авиационными заводами Украины. Были разор-ваны хозяйственные связи с основными поставщиками и заказчиками и у других сибирских предприятий. Промышленность приходила в упадок.
В сельском хозяйстве также наблюдался постепенный развал. Если по материалам книги С.И.Манякина «Сибирь далекая и близкая» в Омс-кой области насчитывалось около 45 крупных рентабельных совхозов, во многих уровень рентабельности в растениеводстве достигала 23%, в животноводстве – почти 17%, то в 1990 году таких хозяйств осталось не более 5-6, причем уровень рентабельности в хозяйствах снизился до 5- 10 %. Некоторые хозяйства едва сводили концы с концами. Наблюда-лось постепенное опустение сел, особенно малых сел и деревень. Поло-жение сельского хозяйства было плачевным не только в Омской облас-ти, но и во всем Сибирском округе. С принятием закона «О привати-зации» многие совхозы разваливались и разрушались планомерно, про-давалась техника по бросовым ценам. Сельское хозяйство повсеместно разворовывалось.

Заключение

В заключении хотелось бы сказать, что Сибирь, как и вся страна в годы перестройки переживала тяжелые времена, как в экономическом, так и в культурном план. Наблюдались не только экономический спад, но и падение нравственности, рост преступности. Но Сибирь достойно выш-ла из сложившейся ситуации и в настоящее время прямой дорогой идет к экономическому и культурному процветанию.

Литература

1. Ардаманов Б. П. Горбачев: портрет без ретуши. — Тула: ТППО, 1996. 2. 2.Государственная власть СССР. Высшие органы власти и управления и их руководители. 1923 – 1991гг. — М.: РОССПЕН, 1999.
2. ТЭК: Итоги года. Анализ и прогноз // Биржевые ведомости. 1991. № 19. С. 4.
3. Иголкин А. Нефть Родины // Наш современник. 1993. N5,6.
4. «Размещения производственных сил» под редакцией Кистанова В. В. и Копылова Н. В., М. 1994 1.
5. В. А. Динков, «Нефтяная промышленность вчера, сегодня, завтра» Москва, ВНИИОЭНГ 1988г
6. Байков, Берлин «Нефть СССР» Москва, Недра 1987г
7. «География промышленности СССР» Хрущев А. Т., «Высшая школа» М. 1990
8. «Географический атлас СССР», «Главное управление геодезии и картографии при Совете Министров СССР» М. 1991.
9. С.И. Манякин «Сибирь далекая и близкая». М. Изд-во «Политическая литература», 1985. 
 

- доцент
- кандидат юридических наук
- профессор кафедры

Оцените автора
Добавить комментарий