Разработка З. Фрейдом и Г. Маркузе проблемы агрессии как соединения созидающего и деструктивного начала

Основатель психоанализа З. Фрейд впервые сформулировал свое понимание агрессии в работе «По ту сторону принципа удовольствия» (1912). В ней он рассматривал агрессию как соединение Эроса (либидо, созидающего начала) и Танатоса (мортидо, деструктивного начала), с преобладанием последнего, т.е. как слияние сексуального инстинкта и инстинкта смерти при доминировании последнего. Фрейд считал, что агрессия в человеке это — проявление и доказательство биологического инстинкта смерти. Он утверждал, что Танатос противостоит Эросу, и его целью является возвращение к неорганическому состоянию. Фрейд считал, что есть механизм нейтрализации внутренней агрессии, который является главной функцией Эго. Но Эго не появляется вместе с рождением ребенка, а формируется в процессе его развития. Вместе с его формированием начинает развиваться и механизм нейтрализации агрессии.

Фрейд, как известно,  в начале, использовал термины «агрессивный» и «активный» как синонимы, хотя в дальнейшем, в работе «Новые вводные лекции» (1933), он использовал слово «активный» не как синоним агрессивности, а как наиболее важную характеристику этого инстинкта.  Агрессия может проявляться в разных формах, однако все эти формы имеют одну общую черту — они представляют собой попытку субъектов контролировать, воздействовать и справляться с самими собой и окружающим миром. Достижение любой цели требует взятия под контроль каких-либо факторов встречающихся на пути к цели (способствующих или препятствующих ее достижению). Цель, выражаясь языком информационной термодинамики есть стремление к борьбе с хаосом (энтропией) к структурированному состоянию упорядочению. Для этого необходима энергия, назовем ее, в данном случае —  активностью. Тогда агрессия есть модулированная энергия, направленная на устранения препятствий, ведущих к цели. Вместе с тем Фрейд придавал не столь большое значение феномену агрессии, считая либидо и инстинкт самосохранения доминирующими силами в человеке. Его ученик, Адлер, в 1908 г. в качестве принципа, объединяющего психологические и биологические явления, ввел понятие агрессивного стимула в качестве всеобщего, основного инстинкта. Отсюда все примитивные влечения, каким бы образом они ни проявлялись, оказываются подчиненными этому главному, агрессивному, стимулу. Агрессивный инстинкт становился эквивалентом психической энергии, служащей для компенсаторного преодоления, агрессивным путем, органических недостатков, свойственных тому или иному индивиду. Неустойчивое психологическое равновесие восстанавливается посредством удовлетворения примитивного влечения через возбуждение и проявление агрессивного импульса. В случае одномоментного проявления, сексуального, и агрессивного инстинктов, последний, по мнению Адлера, всегда доминирует. В последующем Адлер пришел к выводу, что агрессивный инстинкт, импульс, есть способ преодоления препятствий, преград на пути к цели, витальным потребностям и, следовательно адаптации.

Г.Маркузе, пользуясь учением Фрейда, утверждает, что цивилизация начинается с введения запретов на первичные инстинкты. Можно вычленить два главных способа организации инстинктов:

 а) сдерживание сексуальности, формирующейся в длительных и расширяющихся групповых отношениях;

 б) сдерживание инстинктов разрушения, ведущее к господству мужчины и природы, а также индивидуальной и социальной морали.

 По мере того как союз этих двух сил все более и более успешно способствует сохранению жизни укрупняющихся групп, Эрос берет верх над Танатосом: социальное использование вынуждает инстинкт смерти служить инстинктам жизни. Однако сам процесс цивилизации и увеличивает объем сублимации и контролируемой агрессии, и в том и в другом случае происходит ослабление Эроса, высвобождающее деструктивность. Это заставляет предположить, что прогресс связан с регрессивной тенденцией в структуре инстинктов, и что рост цивилизации наталкивается на постоянное, хотя и подавляемое, побуждение к окончательному удовлетворению потребностей и достижению покоя. Сознательный или бессознательный порыв или воля к власти над природой является главным мотивом в отношении современного человека к бытию, который в структурном плане предшествует современной науке и технологии, как  и алогическое начало научной мысли и интуиции. Организм «a priori» переживает природу как стремящуюся к господству и потому подлежащую овладению и контролю. Следовательно, труд превращается в силу и провокацию, направленную на борьбу с природой, на преодоление сопротивления. При установке на такое отношение к труду образы объективного мира предстают как символы направленности агрессии, действие предстает как осуществление господства, а реальность как сопротивление.

 Как считает Г.Маркузе, на всем протяжении существования общества культурному подавлению подвергались не только его общественное, но и биологическое состояние, не только отдельные стороны бытия человека, но сама структура его инстинктов. Однако именно в этом принуждении и заключалась основная предпосылка прогресса. Так как неуправляемый сексуальный инстинкт и его двойник, агрессивный инстинкт, — губительны. Разрушительная сила обоих инстинктов проистекает из императивного стремления к получению максимального удовольствия — удовлетворении как самоцели. Вспоминается пример с мышью, которой в мозговую зону удовольствия были введены электроды, и которая стимулировала себя до той поры, пока не погибла от истощения. Отсюда возникла необходимость отклонить инстинкты от их цели путем наложения на них запретов — гарантом этих запретов служит обычно власть, оправляя это с помощью различных законов и моральных и социальных норм, а также религиозных догматов. С репрессии, регламентации, модификации инстинктов начинается цивилизация. Сублимированная таким образом энергия идет как на творческий, так и на рутинный труд целью которого является поддерживание цивилизации. Узда на инстинктах поддерживается силовыми структурами власти, а также положительными и отрицательными санкциями. Человекообразное животное только тогда становится человеком, когда происходит радикальная трансформация его природы, оказывающей воздействие не только на цели инстинктов, но также на их «ценности», т.е. принципы, управляющие достижением целей. Эту перемену Фрейд описал как трансформацию принципа удовольствия в принцип реальности. Бессознательное в человеке стремится только к достижению удовольствия; психическая деятельность любого действия, которое могло бы вызвать неприятные            (болезненные) переживания».

По мнению Г. Маркузе, цивилизация перманентно нуждается в сублимации и десексуализации, чем ослабляет создающий ее Эрос, высвобождая его разрушительный двойник, Танатос, т.е. агрессию. Это угрожает культуре распадом инстинктов, причем влечение к смерти, разрушению, деструкции, по большей части иррациональной, стремится взять верх над инстинктами жизни, созиданием.

- доцент
- кандидат юридических наук
- профессор кафедры

Оцените автора
Добавить комментарий