Ф. Перлз – фантазии и жестокость, как проявление агрессии

По мнению  Ф. Перлза,  агрессия и деструкция, как элементы восприятия, необходимы для последующего глубоко восприятия (понимания). Процесс, следующий за деструкцией, есть реконструкция. Деструкция и реконструкция относится не буквально к физическому объекту, а к нашему поведению по отношению к объекту. Таким образом, любые доверительные отношения между людьми возможна только если разрушаются определенные барьеры, так что люди начинают понимать друг друга. Такое понимание предполагает, что человек исследует партнера, подобно тому, как мы исследуем картину(«расчленяя ее»), так, что его «части» связываются с собственными потребностями, которые именно благодаря этому контакту выступают на передний план. Иначе говоря если переживание не деструктурируется, а «заглатывается» целиком (интроецируется) оно не может быть ассимилировано (интереоризировано) и таким образом воспринимается как форма, а не содержание. Не интериоризированное воспринимает субъект как объект, т.е. деперсонифицирует его. Межличностные контакты могут существовать только при достаточной способности к деструкции и последующей реконструкции, а эти два процесса являются производными взаимодействия эмоционально-волевой и интеллектуальной сфер.

Фантазия это процесс программирования будущих возможных действий или показатель существования и работы такой программы. Большинство психотических больных, даже когда они дают волю своим фантазиям и через галлюцинации и бред искажают реальность в угоду своим эмоциональным потребностям, тем не менее, сохраняют определенное реальное представление о возможности перехода в иной мир. В известной мере они имеют двойное существование. Сохраняя некоторые представления о реальном мире, они защищаются от него и живут, как отражение его в самом ими сотворенном мире, мире их фантазий.

Фантазия, способность воображения — главный компонент мысли, при психозе эта способность воображения используется не для того, чтобы овладеть реальностью, а для того, чтобы избежать ее. Положительные и отрицательные фантазии — в зависимости от отношения к ним субъекта, могут быть эгосинтоническими или эгодистоническими.

Таким образом, фантазия является составной частью мышления или даже каким либо специфическим его видом. Вид мышления (абсолютистко-дихотомическое и т.п.) практически прямо пропорционально зависит от аффективной сферы человека, которая является производным типа мозговой деятельности и может меняться под воздействием экзогенных пертурбаций. Примером может служить мышление человека находящегося в состоянии депрессии и противостоящего ему мышления человека находящегося в маниакальном возбуждении.

Одним из видов проявления агрессивности и деструктивного поведения является жестокость. Жестокость, в юридическом смысле, это особо брутальные способы совершения преступлений, для обозначения определенных свойств характера преступления. Жестокость может быть преднамеренной и непроизвольной, реализующейся в определенных действиях, вербальном поведении, причинении мучений словами, или в воображении — фантазировании, оперирующим образами истязаний, мучений людей или животных. Жестокость может быть сознательной и неосознанной, поэтому встает вопрос о соотнесении ее с эго и с бессознательным. Жестокость может проявляться в отношении людей и животных, причем широко известны случаи расщепления, сосуществования жестокости по отношению к людям и сентиментальности по отношению к животным. Жестокость придает определенную окраску изнасилованиям, хулиганским действиям, нанесению тяжких телесных повреждений, доведению до самоубийства, оставлению в опасности и др. Парадоксальным является сочетание распространенности и устойчивости жестокости с ее неодобрением большинством населения, даже если она проявляется в рамках формально санкционированных действий. Под жестокостью как личностной чертой следует понимать стремление к причинению страданий, мучений людям или животным, выражающееся в действиях, бездействии, словах, а также фантазировании соответствующего содержания. Влечение к жестокости распространенно настолько широко, что рассматривается почти как норма. Ницше считал его именно нормой и полагал, что оргии жестокости выступают в качестве фундаментального фактора в истории всего человеческого рода. Подобного рода извращенные влечения, связанные с сексуальной сферой, известны как садизм и мазохизм. Но сексуальная холодность, фригидность, также связана с влечением к причинению страданий, с жаждой власти и могущества, которая проявляется в виде удовольствия от истязаний. Морализаторство, абсолютистко-дихотомическое мышление, также часто бывает проявлением жажды власти и могущества, которая проявляется в виде удовольствия от истязаний. Морализаторство также часто является проявлением жажды власти и желания мучить (как говорил Ницше, проявлением «слово справедливый» звучит почти так же, как «подвергнуть пытке»).

- доцент
- кандидат юридических наук
- профессор кафедры

Оцените автора
Добавить комментарий