Теория «детского психоанализа» Анны Фрейд

Одним из последователей Фрейда, развивавших направление детского психоанализа, является его дочь Анна Фрейд. Она полностью сосредоточила свое внимание на проблемах и методах психоанализа, применяемого к детям. В своих лекциях, вышедших в последствии в виде отдельной книги «Введение в детский психоанализ», она рассмотрела следующие проблемы.

Ребенок, в отличие от взрослого, никогда не является инициатором начала анализа — решение о необходимости анализа всегда принимают его родители или другие окружающие люди. По словам Анны Фрейд, некоторые детские психоаналитики (например Мелания Клейн) не считают это серьезным препятствием в работе, однако, по ее мнению, вполне целесообразно постараться каким-нибудь образом вызвать в ребенке заинтересованность, готовность и согласие на лечение. Эту часть психоаналитической работы она выделяет в отдельный период детского психоанализа — подготовительный. В течение этого периода непосредственно аналитической работы не ведется, просто происходит «перевод определенного нежелательного состояния в другое желательное состояние с помощью всех средств, которыми располагает взрослый в отношении к ребенку». Автор выделяет три предварительных условия, необходимые  для начала анализа: осознание болезни, доверие к аналитику и решение на анализ. В качестве примеров Анна  приводит случаи, описанные ниже.

Одна ее шестилетняя пациентка сообщила: «Во мне сидит черт. Можно ли вынуть его?». Ответ был таков: да, можно, но если мы решим вместе это сделать, то придется выполнить множество не слишком приятных вещей. Девочка, подумав, согласилась — так было достигнуто соблюдение важного правила терапии — добровольное согласие пациента.

Другая пациентка, которую привели родители, согласилась работать вместе с психоаналитиком, стараясь приобрести союзника в борьбе с ними, подобно тому, как первая девочка старалась заполучить союзника в войне с «чертом».

Довольно часто ребенок не соглашается так просто работать с аналитиком. В таких случаях, по словам Анны Фрейд, имеет смысл в течение некоторого времени постараться добиться расположения ребенка — в приведенном примере она описывает случай с десятилетним мальчиком, когда пришлось вначале добиваться просто интереса мальчика к личности терапевта, затем постараться показать, что общение может быть не только интересным, но и полезным и, наконец, дать понять, что подвергаться анализу означает получать многочисленные преимущества. После этого ребенок начинает осознавать действительную пользу проведения психоаналитической работы.

Таким образом, по мнению Анны Фрейд, первым и немаловажным отличием детского психоанализа от классической его формы является наличие особой, подготовительной стадии, на которой ребенок  должен признать свою проблему и принять решение на анализ. По словам автора, «у маленького запущенного невротика вместо сознания болезни… возникает чувство испорченности, которое становится… мотивом для проведения анализа».

После такого вступления Анна Фрейд  приступает к характеристике уже непосредственной процедуры детского психоанализа. После того, как аналитику удалось завоевать доверие и расположение маленького пациента, возникает вопрос о методах и технических приемах, которые могут быть применены к ребенку в течение психоаналитической работы. Анна приводит 4 основных приема классического психоанализа и рассматривает их применительно к детскому.

Воспоминания пациента. В детском анализе не приходится сильно рассчитывать на собственные воспоминания ребенка. Маловероятно, что он сумеет рассказать аналитику достаточно о своей болезни. Поэтому автор предлагает активно собирать и использовать сведения от родителей. При этом надо учитывать все неточности и искажения, возможно обусловленные личностными мотивами.

Что касается толкования сновидений, то здесь, по мнению Анны Фрейд, вполне применимы те же приемы, что используются в работе со взрослыми людьми. Частота сновидений у ребенка не меньше, чем у взрослого. Анна рассказывает, что в работе она сообщает малышу, что «само сновидение ничего не может сделать, каждую свою часть оно откуда-нибудь да взяло», а затем они вместе «отправляются на поиски». В эту же группу  приемов  выделяется анализ «снов наяву», мечты детей, которыми они делятся более охотно, чем взрослые пациенты. В книге приводится несколько ярких примеров таких детских фантазий, в которых очень явно просматривается связь с какой-то (тоже «просвечивающей») проблемой. Встречаются также «сны наяву с продолжением» — фантазии, связанные по сюжету, которые ребенок рассказывает от сеанса к сеансу. В самых удачных случаях, аналитик может войти с ребенком в настолько тесный контакт в самом начале анализа, что он (ребенок) будет рассказывать ежедневно продолжение своего сна наяву, что является очень удобным и достоверным источником информации об актуальном внутреннем состоянии ребенка. Еще один специфический для детского психоанализа прием — это изучение и толкование рисунков детей. Дети охотно и много рисуют и, подчас, проявляют бессознательные желания, чувства именно в рисунках.

 Касаясь метода свободных ассоциаций, Анна Фрейд замечает, что у ребенка, как правило, отсутствует готовность к ассоциированию. Именно поэтому, по ее мнению, детский анализ считается (на момент написания книги)  особенно трудной областью применения учения Зигмунда Фрейда. Однако, иногда можно «спровоцировать» ребенка давать некоторые ассоциации. Так, например, в практике автора был случай, когда удалось разрешить проблему, используя метод свободных ассоциаций, когда девочку просили «сесть на корточки с закрытыми глазами и прислушаться к тому, что происходило в ней». Девочка, обладая (что важно) прекрасной зрительной памятью, охотно выполняла эту инструкцию и рассказывала все, что «приходило на ум «. Уже в то время были попытки заменить свободные ассоциации игрой (доктор Гельмут, Мелания Клейн). Как мы увидим ниже, эти методы получили широкое развитие, например, его активно применял в своей практике Эрик Эриксон.

Отдельное внимание уделяет Анна Фрейд роли переноса (или перенесения) как технического приема в детском психоанализе. Первое, что обращает на себя внимание, это то, что необходимо заинтересовать ребенка перед началом анализа, это означает, в переводе на аналитическую терминологию, создать положительное перенесение. Таким образом, положительное перенесение является необходимым условием с самого начала работы. Отрицательные же перенесения при детском анализе являются, по словам автора, прежде всего, препятствием, т. к. нормальная и продуктивная психоаналитическая работа с детьми возможна только при наличии положительного перенесения. Отрицательные же, сколь много материала они не давали, в детском анализе следует разрушать. Все элементы перенесения у ребенка, продолжает Анна, остаются лишь элементами, невроз перенесения как таковой у ребенка не возникает. Это обусловливается прежде всего тем, что ребенок, в отличие от взрослого, еще не разорвал теснейших отношений с родителями и, по сути дела, ему незачем переносить свои отношения к родителям на другого человека. Кроме того, аналитик при работе с детьми не должен оставаться безличным, как в классическом психоанализе, он, как уже неоднократно упоминалось, должен быть интересным, симпатичным ребенку. Это создает реакцию перенесения искусственно, а ничто искусственное не может стать по-настоящему реальным.

В заключительной части своей книги Анна Фрейд подводит некоторый итог своим взглядам на особенности детского психоанализа. Она обращает внимание на различные тонкости психоанализа, связанные, в основном, с незрелостью структуры личности ребенка. Например, в отличие от взрослого пациента, ребенок очень зависим в своих отношениях с окружающим миром и он (мир) оказывает намного большее влияние на протекание и механизм невроза. По мнению автора, большинство проблем маленького пациента, так или иначе, обусловлены незрелостью ”Сверх-Я”. Чтобы результативно провести анализ, как считает Анна, аналитик «должен суметь во время анализа с ребенком место его ”Я-идеала”. Ребенок согласится уступить место в своей внутренней, эмоциональной жизни новому «любовному объекту”. Таким образом, в детском психоанализе намечается явная связь с воспитанием — из-за слабости ”Я-идеала” ребенка и его эмоциональной зависимости от внешнего мира он не способен самостоятельно сдерживать освобождающиеся побуждения и для этого ему нужен человек (психоаналитик), обладающий авторитетом в воспитательном отношении.

В заключение к данному разделу можно сказать, что, в отличие от предыдущего и последующего, он почти полностью посвящен практическим проблемам детского психоанализа. На наш взгляд, это полезно потому, что рассмотрение и практики, и теории дает более полное представление о взглядах на любую психологическую проблему.

- доцент
- кандидат юридических наук
- профессор кафедры

Оцените автора
Добавить комментарий